00:02 

Команда Мира, иллюстрированный текст: авторский фик + коллажи

History Dream
Вперед в прошлое!
Название: Под одним небом
Автор: Долгое путешествие
Бета: анонимный доброжелатель
Артер: Долгое путешествие
Размер: макси, ~20.000 слов
Пейринг/Персонажи: Дженсен/Джаред
Категория: слэш
Жанр: романтика, мистика, детектив
Рейтинг: NC-17
Дисклаймер: В любую страну без визы и загранпаспорта.
Саммари: В этом городе у всех есть секреты. Например, Джареду уже пять сотен лет и татуировки на его спине не для красоты, а Дженсен недолюбливает свою работу, но у него море причин ее не бросать.
Примечание: все упомянутые шоу имеют реальные аналоги, названия изменены во избежание и по причине не особой важности для повествования. Альтернативная география, как физическая, так и экономическая. Китай был, есть и будет даже в параллельной вселенной.



Ветер морозным дыханием распахивал плащи не очень старательно кутающихся в них прохожих. Джаред цепко следил за каждым. Его интересовали те, кто не спешил застегиваться. Джаред фотографировал таких на телефон и ощущал себя заядлым туристом, каких Гедескол в последнее время наводняло много.

Очередной порыв ветра навел легкую панику и сорвал несколько зонтов уже закрывшихся летних кафе. День шел на убыль, и обещанный метеорологами ураган набирал силы. Одна из самых оживленных улиц с убийственно оригинальным названием — Центральная —начала стремительно пустеть.

Джаред подозвал скучающую в полупустом кафе официантку и попросил принести счет. Если на улице не за кем наблюдать, то и сидеть дальше нет смысла. Лучше он пойдет домой и посмотрит вечернее шоу “Ирма в огне”, а то и так уже пропустил несколько серий.

Расплатившись, Джаред вышел на улицу и закутался в плащ, хотя холода не ощущал — огонь проклятия грел сильнее, упиваясь разбушевавшейся стихией и подпевая ей. Очень хотелось подняться на Стоун Билдинг, расправить крылья и насладиться полетом. Буря обещала быть славной. Джаред поднял лицо к хмурому северному небу, закрыл глаза и вдохнул дурманящий запах стихии.

Как локоть под дых, Джаред ощутил чужой взгляд. Он огляделся: по улице спешили люди. Большинству было глубоко наплевать на странного высоченного парня, но ни один мимолетный взгляд не рождал того чувства, которое секунду назад заставило резко распахнуть глаза и начать крутить головой.

Джаред поспешил уйти с просматриваемой отовсюду улицы в узкий переулок и уже там огляделся еще раз. Никого. Отойдя за мусорные баки, он стал ждать, но ни через пятнадцать минуть, ни через полчаса, когда солнечный свет окончательно покинул хмурое небо, никто в переулок так и не заглянул.

Может, показалось?

— Эй, мистер, буря начинается, вы б валили домой, что ли. Не придет ваш хахаль на свиданку.

Хмурый азиат с тлеющей сигаретой в зубах прошел мимо и легким движением закинул мусорные пакеты в облезлые серые баки. Мальчишка, может юноша, хотя кто их азиатов разберет, вел себя спокойнее воды в безветренную погоду. Могло бы показаться, что не он все это сказал, но Джаред видел, что в этом переулке их было только двое. Попытавшись заподозрить парня в принадлежности к роду каких-нибудь тварей, Джаред быстро бросил эту идею. Тот был укутан по самые уши, даже на черных как смоль волосах, не первый месяц умоляющих о стрижке или хотя бы хорошем шампуне, красовалась вязаная шапочка. Какая из него тварь...

— Че пыришься, я те тоже не дам. Вали давай, — с заметным акцентом тявкнул азиат на полчеловека ниже Джареда и затянулся.

Можно было бы, конечно, поставить наглеца на место так, как Джаред умел в прошлом. По шею вбить в асфальт, например. Но он же человек, во всяком случае, изо всех сил старается им быть, так что Джаред решил обыденно спросить, не потерял ли его оппонент остатки самосохранения. Только в нецензурных выражениях. Не успел он и глазом моргнуть, как его витиевато обозвали — возможно, на китайском, — с неподражаемой легкостью вытолкали за обтянутые металлической сеткой железные ворота и вдели замок в цепь, удерживающую створки закрытыми.

Азиат под собственную иноязычную матершину скрылся за эффектно теряющейся в тени стен дверью, оставив Джареда в тишине размышлять, что за тварь он встретил. Причем тварь не в привычном для него смысле слова.

В небе громыхнуло.

Лучшего напоминания, что пора бы и правда валить домой, и быть не могло. Плохой получился день.



Дженсен нырнул в переулок и, не останавливаясь, добежал до двери, примеченной, когда он выбирал наблюдательный пост. Дернул, вбежал и только потом позволил себе выдохнуть.

Зря.

Парень, пахнущий табаком и неприятностями, секунды три смотрел на Дженсена с открытым ртом. Достаточно, чтобы придумать, как выкрутиться.

— Охуеть…

— Прошу, простите мне мою наглость. — Дженсен сначала перебил, а потом уже оценил воздействие явно непривычного юноше обращения. Работало. — Я… я договорился о свидании в слепую с милым мальчиком, как мне казалось, а там амбал. Прошу, выручите. Просто позвольте уйти через главный выход. Не хочу с ним столкнуться.

Вот теперь парень подвис серьезней. Поставил мешки на пол, достал сигарету, прикурил, осмотрел Дженсена. Тут проблем возникнуть не могло, сегодня он оделся на удивление прилично — достаточно прилично, чтобы можно было подумать, будто собирался на свидание. Конечно, парень мог отказаться и послать Дженсена по матушке и по батюшке, но вроде бы придуманная впопыхах версия вполне могла прокатить. Юнец явно неконтактный, вряд ли пойдет знакомиться с целью Дженсена и почти точно позволит уйти. Дженсен такие вещи чувствовал жопой. Да и вырубить всегда можно, но это про запас.

— И правда охуеть, — подвел итог юноша, почесал голову через шапку и коротко кивнул себе за плечо. — Че моргаешь? Вали.

Дважды Дженсена приглашать было не нужно. Оттолкнувшись от двери у себя за спиной и стараясь по широкой дуге обогнуть парня и его мусор, он стремительно последовал совету. А когда заведение, оказавшееся лапшичной, осталось далеко позади, нагнал на себя независимый вид, запахнулся посильнее и почесал домой, как обыкновенный служащий, откушавший ужину по сходной цене. Даже шапочку из кармана достал и натянул до самых бровей — она отлично дополнила его строгое черное пальто по колено и окончательно смешала с безликой толпой.

Не глядя в сторону переулка, в который наверняка ломанулась его цель — потому что удобнее наблюдательного пункта, чтобы поймать слежку, здесь не было, — Дженсен шел спокойной походкой и иногда скользил взглядом вдоль витрин, но не больше. И так пару кварталов, пока не сел на автобус.

Телефон Дженсен достал, только пересев на третьей от конечной остановке уже на нужный ему маршрут. Никто из предыдущего автобуса с ним не пересел, а телефон разрывался от сообщений. На беззвучном режиме ему в карман навибрировало пять конвертиков от Глэдис, три от заказчика и еще двадцать четыре от разнообразных старых и новых знакомых. Ехать ему было не близко, так что почему бы и не почитать.

Глэдис как всегда прислала ему фотографии своего спящего кота Мартина, во всех позах. В первом сообщении заказчик согласился на повышение ставки, во второй — возмутился, с чего ему соглашаться, а в третьей восхитился способностями Дженсена к ведению переговоров и таки согласился на большую сумму. Дженсен хмыкнул в телефон, мысленно поблагодарив свою безответную жопу, которая организовала ему оплату аренды на пару месяцев вперед.

Остальные смс были интересней.

Законопослушный. Ни одного штрафа за парковку, даже водительского удостоверения нет. Исправно платит аренду, живет в клевом домике, старая знакомая из хозяйственной службы города даже скинула точную сумму арендной платы. Прилично. Но в остальном пусто и не интересно. Приезжий с безупречной репутацией и сгоревшими архивами за спиной. Даже ребенок понял бы, что документы липовые.

И вот это уже было интересно.



Джаред едва дождался, пока ветер поутихнет, и распахнул окно. Его еще во время бури подмывало открыть все возможные отверстия в своей квартире на семнадцатом этаже, но он же не идиот. И все же, хотя стихия присмирела, ветер тут же вскинул несколько листовок в воздух, и Джареду пришлось прикрыть створки. Разлетится еще все.

В комнате сразу стало прохладней. Немного переведя дух, Джаред снова закрыл окно. Боязнь, что хотя бы один из важных листочков оторвется от кнопки и улетит на улицу, пересилила желание охладиться. Проклятие нещадно жгло нутро. Плюнув на работу, Джаред вышел из спальни и захлопнул за собой дверь.

В гостиной температура практически сравнялась с уличной. Рекламные проспекты слетели с журнального столика и разноцветными кляксами украшали темный паркет. Единственный зажженный светильник, который висел над диваном, скупо освещал комнату, теряя свет в тяжелых портьерах. Четвертый час ночи не баловал даже светом звезд. За окном царила непроглядная тьма, щедро делясь прохладой. Это было его время. Джаред едва не застонал от нестерпимой тяги расправить крылья, сбросить с себя этот человеческий облик.

Нельзя. Сейчас нельзя.

Босыми ступнями он прошлепал к холодильнику, стянул по пути футболку и бросил на пол. Жарко.

В холодильнике нашелся лед, замороженная брокколи, замороженное же мясо и на этом, наверное, все. Из съедобного. Джаред высыпал весь лед в бокал для пива, залил водой из-под крана, приложил к затылку упаковку брокколи и побрел обратно в спальню.

Жар вроде сходил, а с открытой дверью и в спальне было полегче. Со своим импровизированным коктейлем из воды жидкой и воды твердой Джаред уселся напротив стены, утыканной кнопками и обклеенной бумажками.

Здесь было все. Распечатанные с телефона фотографии различных людей висели слева ровными рядами. От некоторых тянулись красные, синие, зеленые нити — прямиком к стикерам в середине, адресам работы, дома, любимых кафешек этих людей. В самом центре стены чертов список ингредиентов. А справа перечень старших школ в соседнем городе. Пусть Гедескол и огромный, но все же лучше не рисковать и не искать девственниц там, где живешь.

Джаред отхлебнул из бокала, пропуская в рот льдинку. Огладил ее языком, уже почти нормально ощущая холод комнаты, и снова вперился взглядом в список.

Кровь ведьмы.
Кровь девственницы.
Кровь умирающего.
Кровь ребенка.
Кровь обманщика.

Джаред скрипнул зубами. Что ж ведьмы так зациклены на крови? Да и не слишком ли лихое заклятие для того, кто хочет всего лишь быть человеком? Неужели только гад, способный выпотрошить ребенка, достоин жить среди людей? Джаред проглотил льдинку и отхлебнул еще одну, бездумно пялясь в собственноручно переписанный рецепт зелья, помогающего ему выглядеть человеком и обращаться в монстра только по собственному желанию. Настоящий листок хранился в банковской ячейке, как произведение искусства. Линял себе с годами, старел, но хранился по предоплаченному счету. Спустя двадцать-тридцать лет Джаред представится наследником и продлит хранение.

Пока же на своих самолично сделанных копиях Джаред везде приписывал рецепт черной краски для татуировки. Как будто с нынешним развитием технологий ему придется готовить ее самому.

Нет. Его проблемой всегда будет кровь.





Дженсен потянулся так смачно, что аж плюхнулся на спину, и чувство, разлившееся по телу, могло бы посоперничать силой с оргазмом. Конкретно сейчас его позвоночник испытывал такие острые ощущения от наконец подаренного отдыха, что остальной Дженсен решил ему не мешать. Просидеть скрюченным над ноутбуком пришлось часов шесть. За окном уже даже рассвело. Соседи, судя по шуму, собирались на работу, за стеной слышались крики Глэдис в адрес Педро, который в очередной раз просрочил оплату аренды.

Прекрасные утренние звуки.

Закрыв глаза, заложив руки за голову, вытянув ноги и оставив ноутбук без внимания лежать между ними, Дженсен вслушивался в сладкие для своих ушей звуки. Вот как он представлял себе уют. Разбросанные по всей комнате вещи его никак не смущали. За стеной звучали знакомые голоса, по коридору за хлипкой дверью бегали знакомые дети, и каждый последний наркоман в этом доме был лично проверен Дженсеном.

Уют.

Вот только дела не ждали. Хмыкнув, Дженсен снова сел в осточертевшую позу. Отчет с собранной информацией он подготовил и отправил заказчику, как и собственные выводы о поддельности документов цели. Все-таки нужно было оправдать утроение сдельной ставки. А вот остальное требовало доработки.

О Джареде Падалеки нужно было узнать больше.

Да и вообще, по-хорошему стоило отказаться, но летом заказов почти не бывало, народ так откровенно наслаждался единственными месяцами с не минусовой температурой, что даже преступность падала чуть ли не до отрицательных показателей. Все либо в отпуске, либо блаженно расслабились. А волка ноги кормят, и Дженсен здесь был в роли волка. С другой стороны, ему так не хотелось ехать помогать другу в Миррей, что он взялся за этот заказ. Волк волком, но иногда решительно никуда не хочется ехать.

Предложение серого, ничем не выделяющегося банкира с пусть и не кристально чистой, но довольно хорошей репутацией смотрелось подозрительно уже потому, что даже на третий взгляд выглядело плевым. Найди парня, разузнай о парне, отчитайся, познакомься, ответь на несколько простых вопросов. Класс! Нашел, разузнал, отчитался, но прежде чем идти знакомиться, запросил больше. Дженсен не вчера родился, чтобы в этом городе напрямик подваливать к человеку с поддельными документами.

Аж живот свело. С экрана на Дженсена пялился улыбчивый и длинноволосый возможно преступник.

Кто его знает, кем мог оказаться этот Джаред Падалеки. Может, он всю юность в подворотнях девок резал, а родители нашлепали его по попке, подправили документы, да и отправили в самый северный мегаполис на земле. Вполне возможно, кстати. По документам ему двадцать восемь, но выглядит моложе. Тоже могли подправить для полноты образа.

Здесь таких много. Гедескол — город преступников на пенсии. Если у кого-то поддельные документы и нет прошлого, вероятность, что это самое прошлое было кровавым, возрастает до “сто пудов! нет, двести!” Но тут еще и богатый край и блядски прекрасная природа. Хрен отличишь обычных граждан, приехавших спокойно жить в красивых местах или работать, от всей остальной швали, которая, кстати, тоже шифровалась вполне неплохо. Все такие приличные, аж тошно.

Но Джаред Падалеки молодой. Дженсен повторил это несколько раз. Он молодой, моложе указанного в документах возраста. За ним не может быть шлейфа из трупов. Точнее, за ним может не быть этого шлейфа. Только вот как проверить? Все пути, какие только мог, Дженсен уже использовал. Чистый как первый снег по своим новым документам и нынешней жизни здесь, Джаред Падалеки казался до отвратительного правильным, хорошим и законопослушным. Правда, три месяца назад уволился с работы, честно оттрубив четыре года на должности профессора истории в маленькой школе в пригороде. И не лень же было кататься…

Прогнав путаные мысли, Дженсен решил не тратить время на бесполезные догадки. Сумка с вещами уже стояла собранная, оставалось только предупредить Глэдис, что его не будет неделю, и свалить на свою рабочую квартиру. Обжитую, даже с небольшим количеством постоянно обновляемых испорченных продуктов в холодильнике. Оттуда и будет знакомиться с очередной подозрительной личностью.

Сотовый на столе пиликнул, Дженсен подошел к нему и застонал. Ну вот, никакой дороги назад. Клиент перевел всю сумму — двести тысяч йен. Похоже на найм проститутки, но без оказания соответствующих услуг. Мутное дело.

Собственная мысль так насмешила, что, напяливая стремную серо-зеленую шапку и напоминающую болото куртку, он все время похихикивал. Пока шел со спортивной сумкой к остановке, думал о проститутках, их услугах и почему вообще вписал себя в этот стройный ряд людей, определившихся в жизни почетче, чем он сам.



Возле бесплатного медицинского центра в такую рань толпились только работники правопорядка. Джаред выматерился и поспешно скрылся за углом дома, прошел дальше, до самой Центральной.

Надо же, такой облом. Из-за вчерашнего урагана никаких тебе мамочек легкого поведения в бесплатной клинике поутру. А он-то надеялся, но в итоге труп прямо на ступеньках и исключение “Централ Пасифик” из списка самой подходящей клиники для воровства крови ребенка и умирающего. Придется тащиться в дом престарелых, а кровушку младенцев воровать из лаборатории.

На радостях, что у него не было ни одного ингредиента, кроме собственной крови, а все нутро подпевало каждому порыву северного ветра, сжимаясь желанием служить и убивать во имя неизвестно кого, Джаред только хмыкнул — мысли гнать было уже бесполезно, слишком ослабло действие зелья, принятого в последний раз. Год прошел, а он и в прошлый раз неудачно кровь ребенка похитил. Пробирка размером всего-то с колпачок, так еще и пролил, пока смешивал. Он не стал даже краску намешивать для татуировки, так выпил. Вот действие и закончилось очень быстро, как и в предыдущие три раза, когда ему тоже не везло. До этого действие зелья длилось лет пять, а то и восемь. Часть Джаред выпивал, а часть вбивал в кожу, и в этот раз хотел бы так же, иначе придется менять место жительства, валандаться по мелким деревушкам — других на севере почти и не водится. Такая бессмертная харя, как его, быстро примелькается, и тогда останется разве что переселиться южнее. А там он от жары сдохнет.

Неудачу надо было запить.

Джаред зашел в первую попавшуюся кафешку, выбрал дальний столик и бухнулся на стул вместе со всем своим разочарованием.

— Доброе утро, что желаете заказать? — Миловидная официантка аккуратно положила на столик лист с убористо написанным меню.

— Кофе по-ирландски, и пусть в нем будет поменьше кофе.

Именно сейчас Джареду было начхать на то, кем он выглядел для официантки. Сколько он прожил? Четыреста, пятьсот лет? А его все волновало, как на него посмотрят. Это вызвало слабую улыбку.

Особенно, если он казался всего лишь алкоголиком.

Официантка принесла кофе, вежливо поинтересовалась, не хотел бы Джаред чего-нибудь еще. На языке вертелись только насущные проблемы типа “крови, но крови весьма определенной”, поэтому он просто отрицательно помотал головой, боясь брякнуть лишнего.

Кофе оказался достаточно крепким, чтобы Джаред смог расслабиться. Он обвел кафе ленивым взглядом. Официантки в форме с короткими юбчонками шныряли перед ним, сверкая коленками в тонких колготках. Бармен скучал за стойкой — до разгара его рабочего дня оставалось еще несколько часов. Мало кто пьет до полудня.

Посетители. Туристы с недалеко ушедшими от профессиональных фотоаппаратами на столах. Клерки, почему-то завтракавшие в кафе, а не дома. Студентки, стайками по четыре штуки рассевшиеся за двухместными столиками — им было что обсудить. Просто прохожие, как сам Джаред. В обычной одежде, даже пугающей — на такую мысль его натолкнул парень с большущим чайником чая и вафлями, умудрившийся испортить свой образ отвратной шапкой. А ведь красив.

Джаред отпил кофе и позволил себе еще немного расслабиться. Конечно, никаких сексуальных фантазий — не место и не время. Но можно же хотя бы на минуту забыть про насущные проблемы и помечтать о личной жизни, которая уже скоро мхом порастет? Когда он последний раз спал с кем-нибудь? А с кем-нибудь таким же красивым, как тот парень в стремной шапке? Был один священник пару веков назад, но то без каких-либо чувств. Джаред принял свою истинную форму и явился к нему, будучи демоном в его глазах. Выполнял договор, чтобы ведьма кровью поделилась. Она нуждалась в малом — в мести. Видите ли, священник рассказал инквизиторам про ее милые шалости в деревне, и ее попытались придать суду. Конечно, настоящую ведьму поймать не так и легко, а уж сжечь-то… Но ей показалось мало уйти от правосудия, каким его тогда видели люди, она возжелала отплатить с фантазией. В общем, осадок от этой истории у Джареда остался.

Века шли, сменялись любовники, и каждый обязательно докапывался до страшной тайны исписанного кровью листочка. Джаред не успевал даже толком чувствами проникнуться. Кроме того, что он рослый и крепкий, а таких нечасто желают приласкать. Перебиваться близостью физической, но не душевной противило натуре Джареда с каждым годом все больше.

Вот и живет как евнух.

Вместо поднятия духа легкой фантазией, Джаред опустил себе настроение на уровень плинтуса, и даже ирландский кофе теперь лишь горчил.

Не было у Джареда личной жизни. Никогда не было. И человеком он не был с тех пор, как родители за корову продали его, своего восьмого сына, ведьме, а та сделала из него живое украшение и защиту для своего замка в одном флаконе. Их там полчища стояли. Четыре горгульи на каждой башне крепостной стены каждый день ждали наступления рассвета, чтобы застыть каменными изваяниями и, возможно, не проснуться следующей ночью. Ведьма была своенравна и много с кем не ладила. Чудом было уже то, что кто-то убил ее, разрушив этим сдерживавшее ее слуг заклятие, при этом не уничтожив и их заодно.

Вот только они все равно остались монстрами. Ночными тварями, тоскующими по жизни, замирающими мертвым камнем от одного лишь лучика света… Джаред ощутил прилив мрачной и тоскливой благодарности той ведьме, которая избавила его от превращения в камень и дала кровавый рецепт. Она тоже не была хорошей, тут сомнений нет — ведьмы никогда не могли удержать от зла свое человеческое сердце, — но сделала для него настоящий бесценный подарок. Она дала ему попытки. Бесчисленное количество попыток.

— Привет. Прости мне мою наглость, но… привет. — Красавчик в стремной шапке, стягивая непрезентабельный предмет одежды, плюхнулся за стул напротив Джареда.

— Э-э-э… — Обычно Джаред не жаловался на словарный запас, да и за свою долгую жизнь выучил немало языков, правда и забыл немало за отсутствием практики, но чтобы вот так не найти, что сказать…

— Ну, “э-э-э” тоже хорошо. Могу я присоединиться? — Парень кивнул на столик.

— Да, — сглотнув, ответил Джаред.

В голове пронеслась тысяча мыслей, но ни одна не задержалась. Шикарный парень сидел прямо перед ним и уже просил официантку перенести его чай на этот стол.



Дженсен шел наобум. Ну да, такой горячий взгляд, каким его окидывала цель, понять неправильно было невозможно, но все же… Серьезно, он же одет как бомж, который словил джекпот в пятьдесят тысяч йен и решил потратить их на приличный завтрак и ночь в мотеле. Помылся, но одежду не сменил. Не верилось, что в таком виде его могут захотеть. Да и Дженсен в принципе не привык, чтобы его хотели мужики. По молодости случалось, но длилось только до тех пор, пока Дженсен не начинал говорить. Говорил он грубо, по существу, и часто перемежая речь скверными, а то и матерными словами. Там падало не только все, что стояло, там мертвое уползало.

А уж приблизившись к тридцатнику, и вовсе отвык от такого внимания. Даже девицы, все так же безотказно покупающиеся на красивую мордашку, не могли долго выносить его общую холодность и издержки профессии, специфический отпечаток на его личность.

И тут такой взгляд.

— Э-э-э… а вы...хм… вы… — Высокий, широкоплечий Джаред Падалеки, напоминавший крутую скалу, когда зачем-то бессистемно фотографировал прохожих, мялся и не мог спросить… что он там хотел спросить.

— Я заметил, что ты меня рассматриваешь, и заинтересовался, — решил помочь, сократив неловкую часть, Дженсен. К тому же, это давало ему фору.

Джаред, судя по моментально вспыхнувшим щекам, не знал, под какую землю провалиться. Вот это вышло знакомство… Вообще, Дженсен не рассчитывал на романтическое развитие событий, да и сам пока что пребывал в состоянии легкого охренения от невероятных открытий. Что он будет писать своему заказчику? Характеризую Джареда Падалеки положительно, стеснителен, но падок до мужских задниц? Да он удавится.

— Простите, я не думал, что так заметно, — совершенно спокойно и ровно произнес наконец Джаред. Разве что смущенно немного. И почему-то грустно.

Больше ничего в голосе не читалось. Вот это было плохо. Сейчас встанет, оплатит счет и беспалевно Дженсен к нему уже не подвалит. Ни как сантехник, ни как новый сосед, вообще никак.

— Да нет. Я все понимаю, это из-за вида… просто я с работы, а голод не задвинешь. — Дженсен врал на ходу, одаряя цель своей самой обворожительной улыбкой.

Как и ожидалось, Джаред подвис, пялясь на его губы. И пусть. Дженсен просто прикинется, что ни хрена не понял и вот такой он офигенно общительный парень, и вообще любит знакомиться в кафе.

— О… А где вы работаете?

Засада.

— На стройке. Не слишком престижно, да? — Но, главное, очень плохо проверяемо. Гедескол строится и расстраивается, пригороды кучкуются, с годами превращаясь в часть города. — А ты? Ничего, что я на ты?

— Да, конечно! — От Дженсена не укрылось легкое повышение голоса и смена настроения. Джаред, отвечая, явно старался скрыть бурную радость. — А я учитель. Младшие классы, общие предметы, ничего интересного и куча малышни.

А вот и первая ложь. Отлично! Дженсен будет внимательно считать и по полной программе пользоваться сексуальным интересом к своей персоне. Тут главное поймать на крючок и не спешить подсекать.

— Наверное, здорово. Я недавно приехал и пока никого не знаю, но вот ребятню из квартиры этажом выше уже воспринимаю как родных. Их старшенький лучше любого будильника — исправно врубает свой хеви-метал в шесть утра. Никаких шансов проспать работу, вот только график у меня не нормированный, так что я пацана уже ненавижу.

Дженсен улыбался во все тридцать два и не забывал смотреть в сторону, чтобы позволить Джареду — после разговора о детишках в школе, где Джаред не работал, и дома, в котором Дженсен не жил, но который наверняка существовал, они окончательно перешли на “ты” — вдоволь налюбоваться собой. Они поговорили о школьниках, о ценах на жилье в Гедесколе, о туристах, наполняющих город с мая по сентябрь, потому что в остальное время года здесь устойчиво держалась минусовая температура, причем зачастую немаленькая.

Спустя час, когда сидеть дальше стало уже просто не прилично, да и они все-таки не на свидании, Дженсен решил, что помирать, так с музыкой, и предложил обменяться телефонами и еще раз встретиться, попить пивка, раз уж они оба в городе новички и еще не успели завести друзей. Для Джареда Падалеки это было вторым враньем, но его Дженсен решил не засчитывать — оно явно было только для нахождения общих интересов и продолжения знакомства. Повод для повторной встречи. Которым Дженсен с удовольствием воспользовался.

Они распрощались, но совершенно точно собирались встретиться вновь.



Такого отвратительно начавшегося дня с таким прекрасным продолжением Джаред за всю свою долгую-долгую жизнь не мог припомнить. Если ему не везло, то не везло по всем статьям. Как в детстве. Если нет еды, то продавать Джареда, если Джареда, то ведьме, если ведьме… сплошь плохие варианты, если ведьме. Его ведьма хотя бы растила купленных подростков и детей. Правда, магией. Мозгами некоторые горгульи ее замка были как малыши несознательные. Наверное, все это было оправдано, ведь дети легче привыкают к жестокости, но непосредственным жертвам от этого не легче.

Хорошо, что Джаред к моменту продажи уже разменял тринадцать зим, а в замке его до пятнадцати прогоняли слугой и только потом вырастили и заколдовали. Хорошо, что заколдовали… а может, и не хорошо. Это вполне могло быть очередным витком его черной полосы. Все-таки, как выяснилось со временем, Джаред любил не столько брать мужчин, сколько чтобы брали его. И то из желания заботы, защиты, любви. А к такому громиле, каким он был в человеческом обличии — о его каменном альтер-эго речи вообще не шло, — не каждый решит даже подкатить, а уж предложить нагнуться и получать удовольствие…

Джаред улыбнулся своим мыслям и побрел домой еще быстрее. Ему срочно нужно было разобраться с зельем, раз уж перед носом замаячила теоретическая личная жизнь. Пускай Дженсен и оказался просто невероятно дружелюбным парнем, а не геем, пожелавшим познакомиться за завтраком, он все равно оставался невероятно привлекательным. Еще он оставался человеком, а значит, вряд ли сможет оценить, если при совместном распитии пивка перевозбудившийся Джаред внезапно обратится монстром с крыльями и хвостом. И образиной жуткой — самая неприятная часть. Все эти клыки, какие-то наросты на скулах, рога. Пятьсот лет назад смотрелось уместно: некоторые рыцари справляли все свои дела прямо в доспех сразу же, как только поднимали свой сиятельный взор в небо. Но сейчас-то другое время. Хорошо еще зелье из организма Джареда не так быстро выходило полностью, татуировки по всему телу хранили его магию и не позволяли обращаться в камень от прикосновения солнечных лучей.

И это практическая сторона вопроса только для Джареда-монстра. А ведь после принятия зелья останется Джаред-человек и его вполне человеческие проблемы и желания.

Впервые за долгое время все мысли Джареда занимали фантазии, мечты и горькие воспоминания, больше не причинявшие боли. И секс, конечно, им голова тоже была забита. Никаких конкретных поз, фантазий с пошлыми картинками — нет. Джаред просто представлял, как просыпается на утро после секса, как у него болит задница, хотя она вообще не может болеть, это не важно, как они с Дженсеном не желают вставать и делать кофе и ворчат, каждый в свою подушку. Под одним одеялом. Да, под одним… Джаред срочно одернул себя. У него же так слюна потечет, а ему еще в метро спускаться — вдруг народу будет полно, а он с каменным стояком…

Квартира встретила Джареда возможностью сбросить с себя все и насладиться прохладой. Проклятие внутри кипело, напоминая о все сильнее и сильнее выдыхающемся зелье. Нужно было спешить. И теперь спешить не просто так. Джаред хотел вызвонить Дженсена в пятницу вечером и позвать пропустить по стаканчику. И вообще, надо бы запомнить, что наврал, будто работает в школе, и не попасться на этом. А лучше срочно снова устроиться на аналогичную должность.

Раздеваясь, Джаред обдумывал, не позвонить ли мисс Джонс, чтобы попроситься на старую должность. Плохо, конечно, но еще пару лет можно будет протянуть. А потом уже менять место работы или вообще профессию. Эти учительницы все такие внимательные, все как одна дивятся, как молодо Джаред выглядит для своего возраста, а уж если заметят, что его лицо вообще не меняется — вот тут будет ад.

Но это все будущие проблемы, а пока у него были и настоящие — ему все еще не хватало ингредиентов. Он даже не смог добыть кровь младенца и умирающего, а ведь еще нужна половозрелая девственница. Тут вообще игра в угадайку. И почему нельзя девственника… пошел бы спокойно в игровой клуб, присмотрел бы себе самого прыщавого и щуплого и, считай, готово. Знай себе придумывай способ отъема крови.

Джаред подошел к окну и открыл вторую створку. В гостиную с удвоенной силой хлынул холодный воздух. Времени на поиск оставалось совсем мало…



В подставной квартире оказалось еще более мерзко, чем помнилось Дженсену. Соседи все сменились, и спасибо, что для тараканов в Гедесколе слишком холодно, иначе они встретили бы Дженсена на кухне, как встретила его готовая пойти в школу плесень. Если он узнает, кто из коллег оставил это, чем бы оно ни было, на кухонном столе, то прибьет его за все самое важное туда же. Потому что нельзя просто так дать чему-то жизнь и свалить. С такими мыслями Дженсен и убирался. Все равно драить кухню было легче, чем выяснить хоть что-нибудь о Джареде Падалеки.

Образцовый, блядь. По шлюхам не ходит, парней не меняет, из романов только очень скучный перепихон с невзрачным, но высоким, клерком — папаней очаровательной Сью, учившейся в классе Джареда. Женатый мужик, краткий роман и в итоге большая дырка от бублика для Дженсена. Полный ноль. Если пытаться заглянуть Джареду в прошлое, то там еще большая пустота. Не удалось даже выяснить, кто ему выправил документы. Сплошное расстройство.

Сняв резиновые перчатки и вылив воду из ведра в унитаз, Дженсен посчитал уборку квартиры оконченной. Проверил сотовый, но никаких сообщений или пропущенных звонков. Обычно Дженсен перестраховывался и в подобных ситуациях всегда давал цели время самой захотеть пойти на контакт, чтобы полностью исключить себя из круга подозреваемых, но сейчас знакомство было чуть ли не конечным этапом исполнения заказа. Чертыхнувшись для вдохновения, Дженсен набрал банальное: “Привет! У нас пятница. Отметим?”

Ответ не приходил довольно долго, Дженсен даже успел поволноваться между написанием письмеца фривольного содержания одной девице из департамента образования, которая сохла по нему пуще любой кошки. Может, у них там что-то найдется, любой самой завалящей жалобы уже хватило бы, а то единственное, что пока мог сделать Дженсен, это ждать ответа от самой цели.

Ответ пришел и в нем было больше, чем Дженсен мог мечтать.

“С удовольствием, на Центральной в той же кафешке или выберем бар поспокойнее?”

“Бар и только бар! Мы же пьянствовать! Да и знакомство мы еще не отметили”.

Дженсен отвечал, усердно продумывая возможные варианты трактовки своих слов и очень надеясь, что сексуальные мотивы в них не перевешивали.

“Ладно. Только собутыльник из меня аховый”.

“Отлично! ;)”

В этом ответе Дженсен был искренен. Для его работы хватило бы, чтобы Падалеки один раз знатно распустил язык и выболтал все, что только можно выболтать.

В следующий момент Дженсен уже писал заказчику, чтобы уточнить, какие именно вопросы его интересуют и нужно ли продлевать знакомство с Падалеки. Второе он, конечно же, у заказчика не спросил. Это Дженсен оценит сам, как только вытащит из этого параноика, что там ему нужно узнать у Падалеки. До того момента Дженсен просто будет надеяться, что никаких секретных сведений, ни грамма героина и ни одной дохлой шлюхи в этой истории фигурировать не будет. Ну ладно, пусть будет одна, главное, чтобы не десяток. И самооборона. Парень казался милым и неловким, а уж своим грустным извинением за определенное внимание и вовсе вызвал в Дженсене симпатию. К слову, совершенно ненужную.

Разобравшись с письмом заказчику и отправив Падалеки адрес неплохого бара, расположенного прямо рядом с этой квартиркой, Дженсен сполз с кровати, поборол огромное желание надеть куртку и свои чудесные утепленные ботинки и принялся придавать квартире обжитой вид. На случай, если удастся напоить парня, но тот и правда окажется слабаком, всегда останется возможность не угробить зачинающееся знакомство. Можно будет его сюда привести, а потом сменить квартиру, если парень окажется с двойным дном и нижнее реально удивит. Надо будет только свежих продуктов в холодильник запихнуть. И батареи подкрутить. Дубак. А то самому не верилось, что здесь периодически живут люди, не то что постоянно.

Дженсен все-таки нацепил флисовую кофту поверх свитера, растер руки и пошел к регулятору отопления. Почти на максимуме… Блядство, конечно, но могло быть и хуже. Хоть никто окно не разбил, а ведь могли бы. Марк и Гэри частенько буйствовали на задании и бухали на общей подставной жилплощади. А ведь были еще и их друзья, которым они предоставляли возможность перекантоваться… Да, проблемы с отоплением — вершина айсберга. А Дженсен ведь еще в кладовку не заглядывал.

Он как раз открыл отчаянно шатающуюся дверь и взглянул на допотопный пылесос и банки с неведомой хренью, когда в кармане завибрировал сотовый.

— Да, — мельком взглянув на незнакомый номер, ответил Дженсен.

— Мистер Эклз? Вас беспокоят из клиники «Сауф Дженерал», — вежливо защебетали в трубку, не дожидаясь подтверждения. — Вы третье контактное лицо Марка Гренденссона…

Дженсен уже захлопнул за собой дверь, когда вежливая, но холодная как всё в округе, медсестра сообщила ему, что Марк находится в коме и необходима подпись доверенного лица, а двоих предыдущих разыскать не удалось. В общем-то, Дженсен мог это объяснить — Джона уже нет в живых, а Гэри в отпуске на другом полушарии, — но в трубку бросил только короткое “еду”.



Жалко, что Джаред не курил. Ему сейчас не помешало бы успокоиться. Он сидел на кровати, стена напротив пестрела фотографиями, две из которых были перечеркнуты красным маркером. Джаред ошибся. Не первый раз. Это часто случалось — если бы ведьму было легко вычислить, он бы не тратил время на фотографирование, выявление основных признаков, выслеживание… Подстерег бы в темном переулке, сцедил бы крови сколько нужно, и дело с концом. Все равно ведьмы ему не страшны, он сам — ведьмовское создание, и вся их магия против него практически бесполезна. Но кто же гарантирует, что в переулке будет ведьма, а не просто глупая девица, которой короткая юбка и красиво распахнутое пальто важнее мнения ее задницы о трех градусах тепла на ветру.

Оставались больницы. Джаред устало согнулся, потер веки, уронил лицо в ладони, а закончил тем, что окончательно согнулся в три погибели, зарываясь пальцами в волосы. В больнице был Стэнли, по сути, ничего не стоило позвонить и организовать себе доступ на день в качестве волонтера. Там ведьму опознать легче всего, да и три другие крови найти тоже несложно, но… Джаред не такой подонок. Парнишка по уши в него влюбился еще в прошлом году, когда он и в самом деле подписался на социальные работы, чтобы добыть все необходимое для заклинания. Вот только Джаред не испытывал к нему даже крохотного интереса.

С другой стороны, если он не собирался спешно валить из этого города, у него уже почти не оставалось выбора.



Стэнли радостно ответил на звонок, с удовольствием записал Джареда в группу волонтеров, спросил, как дела, и в целом был все таким же сладким и милым, каким его и запомнил Джаред. И так же невероятно доверчивым — даже не спросил, в чем спешка, и почему Джаред хочет начать работать в пятницу, а не в понедельник. Стэнли был общителен и даже по голосу все так же безобразно влюблен.

Собираясь утром в пятницу, в процессе складывая в сумку медицинские инструменты и гипотермические пакеты, пытаясь все прикрыть сменной одеждой, Джаред думал о Стэнли и Дженсене. И о себе немного. О Дженсене много.

Зеленые глаза, бледные веснушки, образ типичного соседского парня и все такое. От него точно многие без ума, он наверняка успел привыкнуть и пресытиться этим. Сам Джаред не такой, но он и не человек, так что ничего удивительного. Он часто вызывал у людей ненависть, поднимал из глубин самые негативные эмоции, открывал свету темные стороны личности. Что поделаешь, горгульей быть он не перестал, а горгульи — твари ночные и создавались не только для того, чтобы рвать на куски осаждающих замок, но и разрушать армии сомнением и страхом. Всем самым низменным, что удастся всколыхнуть.

Странно, что Стэнли так влюбился. И вроде порадоваться бы, попробовать какие-то отношения завязать, но Стэнли был легкомысленной и счастливой птичкой. Он любил Джареда, страстно признался ему в своих чувствах в подсобке, но, получив отказ, спокойно продолжил спать с ординатором из радиологии. При этом по-прежнему томно твердя о любви.

Интересно, а какой Дженсен? В первую очередь, он не гей. Это было сразу понятно. Но какой он? Он так же легок в своих чувствах, как Стэнли? В нем так же нет чего-то большего, чем красивая мордашка?.. а нет, есть. Это видно глубоко в глазах. Да что там, это видно в походке, в осанке, в жестах. В нем есть глубина, и в этой глубине могут обитать невиданные черти, даже если на поверхности все так жизнерадостно и гладко. Наверное, это Джареда и привлекло.

В переполненном метро в час пик мысли о мужчине, с которым вечером намечается недосвидание, ни к чему хорошему не приведут. Джаред и так ехал в легком пальто без подстежки и одной только волонтерской форме, оставшейся еще с прошлого раза. Жар проклятия и так ощущался очень остро, а если думать о желанном… Джаред просто не будет думать.

Он закрыл глаза, вслушиваясь в раздражающий шум толпы, и выдохнул, очищая мысли от всего лишнего. Заставляя себя не думать и только слушать людей вокруг.

Нужная станция, пересадка, снова шум и теснота. Зато, придя в больницу, Джаред был собран и думал только о том, что ему было нужно.

Удивительно, но девственница нашлась легче, чем все остальные. Просто по мановению волшебной палочки. Одна девушка из группы волонтеров в общей раздевалке запихивала свою сумку в шкафчик и меняла обувь с такой поразительной нерасторопностью, что обратила на себя внимание не одного только Джареда.

— Вам помочь? — предложил один из волонтеров, грузный мужик далеко за сорок. Может, даже на пару десятилетий далеко.

— Ох! Если вас не затруднит. — Девчонка смутилась, но отошла, позволяя запихнуть в невероятно узкий шкафчик свои вещи.

— Это помещение когда-то было кладовой. Иногда создается впечатление, будто шкафчики для швабр в какой-то момент просто переделали под нужды волонтеров …

Девица засмеялась, прикрывая рот кулачком, и в целом была приторно мила, зажата и нервозна. То, что надо.

Когда все вышли, Джаред специально замешкался. Оставшись один, он подошел к шкафчику, оглянулся еще раз для уверенности и позволил своей руке принять реальный вид. Темная, твердая как камень серая шкура огромной когтистой кисти идеально подходила для того, чтобы, слегка сдавив, заточить каждый выступающий край дверцы. Джареду нужен совсем небольшой порез. Капля крови — и он либо убедится в своих подозрениях, либо удостоверится, что халявы не бывает.

Но это вечером.

Сейчас Джареду было необходимо найти ведьму, и где ее искать, как не в больнице с самой большой лабораторией?

Но сначала нужно было пройтись по волонтерским делам. Игрушки в детское отделение, котят в онкологию. Джаред взял две клетки с пушистым антистрессом и отправился для начала в онкологическое. Его “любимое”, если можно так сказать. Там все пациенты — умирающие, но все надеятся выжить. Борются, страдают в этой борьбе и иногда выигрывают. Джаред легко различал победителей и проигравших, даже если врачи ставили совсем другие диагнозы. Именно тут ему сегодня предстояло найти нужный ингредиент.

В этот раз ему снова повезло. Ханна Гонзалес вот уже полгода лежала в больнице и как раз шла на поправку. Так думали врачи. Джаред смотрел на нее, играющую с пушистым и ласковым Мистером Лапкой, и давал ей максимум неделю. Скоро наступит внезапное ухудшение и быстрая развязка. Ханна даже дышала уже так незаметно, словно готовилась перестать это делать вовсе.

— Мисс Гонзалес, — Джаред нечасто позволял себе подобное, но сегодня не мог удержаться. — А у вас есть родственники? Близкие?

— Что? — неохотно отвлекшись от чесания за ушком Мистера Лапки, переспросила она.

— Есть кто-то, кто вам дорог, кому дороги вы? Я мог бы принести котят в день, когда вас навестят. Завтра или послезавтра, выходные же…

У мисс Гонзалес не было никого, поэтому Джаред оставил ей Мистера Лапку на весь свой рабочий день, взял кровь на очередной — в этот раз поддельный — анализ и ушел. Ему еще придется зайти сюда, но Джаред боялся, что ждать его возвращения будет только Мистер Лапка. Глаза Ханны уже казались мертвыми.



Дженсен вышел из отделения реанимации зеленый и провонявший всей этой долбаной медициной. Больницы он ненавидел с тех пор, как сделал операцию на глазах, чтобы поправить зрение. Не с его профессией очки протирать.

Он бы закурил, а то и опрокинул бы пару шотов. Да, изрядная порция виски сделала бы его день не таким дерьмовым, но ее он сможет себе позволить только вечером, когда придет на свидание с Джаредом Падалеки. Дженсен тяжело привалился к стене, зло взъерошил волосы и всеми силами постарался подавить желание вернуться в палату Марка и придушить его на хрен подушкой.

Три месяца. Дженсен прекрасно помнил их уговор. Три месяца в коме, предоставляемое прекрасной-расчудесной страховкой лечение не помогает— на хуй. Джон даже этим не воспользовался. Его прикончила подружка двумя отличными выстрелами в лоб, и ни у кого голова не болела, отключать от аппаратов или не отключать. Спасибо Гэри вернется, и Дженсен благополучно свалит в туман. Одной этой надеждой он и дышал.

Дженсен устало пялился в пространство. На мелькающих туда-сюда сестричек. Марк любил приударить за девицами в форме. Ему бы понравилось. Мимо прошел медбрат в обтягивающих штанах, и в голове моментально всплыл растерявшийся и смущенный Джаред. Дженсен даже не сразу понял, что это не у него ум за разум зашел, а реальный Джаред Падалеки стоял дальше по коридору и беседовал с миловидным работником больницы — наверняка пидором. А потом они распрощались и Падалеки нырнул в какое-то рабочее помещение.

Обычно у Дженсена разыгралась бы паранойя, но сейчас она нежилась в летней спячке и реагировать на странную встречу с Падалеки не собиралась. В другой ситуации Дженсен, может, и свалил бы по-быстрому, но в этот раз пошел на встречу, ведомый одной лишь интуицией.

Вообще, он ожидал подловить Джареда выходящим из подсобного помещения в глухом коридоре онкологического отделения, но оказалось, что это была палата. Палата с замечательным небольшим окошком в двери, сквозь которое открывался отличный вид на Джареда, который засовывал в клетку пушистую белую кошку. И слышно было очень хорошо.

— Ну что, Мистер Лапка? Мы отлично потрудились сегодня?

Кот ему, естественно, не ответил, только недовольно махнул хвостом. Джаред сел на стул, устало откинулся, закрыв глаза и вытянув ноги, и смотрелся реально огромным посреди явно только что освободившейся — причем не из-за счастливой выписки — палаты. Джаред закинул руки за голову, потянулся и снова заговорил:

— Не поверишь, всех нашел. Даже старая ведьма в терапевтическом отделении, на которую не жалуется разве что самая ленивая уборщица, и впрямь оказалась ведьмой. Весь день бегал ей за покупками — то свеженьких фруктов ей подавай, то задорной порнушки. Девяносто лет, а все туда же.

Джаред замолчал, когда Дженсен уже начал опасаться, что странный разговор с кошкой перерастет в настоящую клиническую истерику. Самое удивительное — Джаред даже не дернулся ни разу. Только губы шевелились, а сам как каменное изваяние в красных закатных отсветах. Дженсен с трудом расслышал неожиданное и краткое продолжение.

— И все же слишком скоро умерла мисс Гонзалес.

На двери висела папка как раз с этим именем.

Дженсен отступил на шаг, прислонился к стене и изо всех сил сжал зубы. Тошно-то как. Неужели Дженсену все-таки попалось проклятие его профессии — редкий честный и порядочный человек.

Что ж ты сделал-то, Джаред Падалеки, что тебя ищут через людей, подобных Дженсену? Кого убил? Обокрал? Кому ты перешел дорогу?

Следить дальше за Джаредом не хотелось. Срать на профессиональную этику, срать на здоровую паранойю. Сегодня один из немногих друзей Дженсена впал в кому и возвращение его оттуда не ждали даже врачи. Сегодня Дженсен вспомнил их с друзьями шуточный договор про три месяца. Сегодня он в очередной раз почувствовал себя мразью.

Так что сейчас Дженсен просто пойдет домой, переоденется, побреется и вечером в баре будет с Джаредом Падалеки самым идеальным мужиком в его жизни. Может, тогда поплевать на зеркало будет хотеться меньше.


Уже дома, когда Дженсен отошел от прилива ненависти к себе, в почте обнаружилось письмо от заказчика. Вопросы вводили в недоумение:

1. Женат?
2. Имеет ли детей?
3. Как относится к браку?
4. К детям?
5. Есть ли родственники, какие и где?

Да что за на хуй? Дженсен устало сжал переносицу, но это не помогло, поэтому прямо в одежде он повалился на кровать. Надо было написать заказчику, что Джаред любит трахаться с мужиками, ох, надо…



К своему татуировщику Крису Джаред забежал без записи. Щуплый, с глазами на выкате и ростом ученицы средней школы, его почти всегда можно было застать свободным. И уломать на что угодно. Толпа клиентов в очередь к нему не выстраивалась, а зря. Рисовал он хорошо и — главное для Джареда — вообще не задавал вопросов.

Повалившись на кресло, Джаред просто поставил на стол краску собственного изготовления и сказал:

— За один раз добей, что там на спине незаконченное.

— Много?

— Чтобы всю краску израсходовать.

— На животе будешь спать и стенать, как бабка, минимум неделю.

— Пойдет. У тебя четыре часа.

Джаред прикрыл глаза, расслабляясь. Он уже почти не чувствовал иглу, никакой боли. Только проклятье где-то глубоко внутри било в перепонки, жаждая вырваться наружу, забрать то, что ему принадлежит. Джареда.

Крис работал настолько быстро, насколько это вообще было возможно. Времени у него ровно до свидания Джареда с Дженсеном. И вроде бы стыдно монстру так заморачиваться насчет банального свидания, вместо того чтобы думать о своих, чудовищных насущных делах. Но в то же время, монстр же в человека рядится. Что ему делать, как не жить человеческой жизнью? Кстати о ней. Раз уж он чудом раздобыл все необходимое, включая даже кровушку милой девственницы из волонтерской команды, умудрившейся от простого пореза налить целую кровавую лужу. Спасибо, что Джареду инфекции были не страшны, а то ведь с пола да под кожу. Даже у него, вроде бы выросшего в средневековье, такая перспектива вызывала некоторую брезгливость.

Джаред достал сотовый и набрал мисс Джонс. Разговор вышел коротким. Джареда рады были слышать, спросили, как его девушка, на что он, помявшись, ответил, что они расстались. Мол, смена работы не убедила, что Джаред будет для нее опорой. После этих слов мисс Джонс воспылала желанием нанять Джареда обратно. Даже обязалась к понедельнику подготовить приказ и договор. И ждала его на работу тоже в понедельник.

Джаред даже не ожидал, что идея назвать в качестве причины увольнения проблемы с девушкой, которую не устраивала зарплата учителя, будет такой удачной. Он хмыкнул и получил в спину гнусавое Крисовское:

— Завидую, мужик.

— Не завидуй. В твоей жизни будет лучше.

Джаред и правда так считал. Он же знал о себе намного больше.

— Твоей тушке завидую. Она — произведение искусства, — тут же спустил его с небес на землю Крис, и Джаред едва удержался от смеха.

Отвечать на это он не собирался. Его тело и впрямь было произведением. Произведением жестокой злобной ведьмы из тьмы веков. Хотя ни одна ведьма не может продлить свой век и обязана умереть, как все обычные люди, каждая из них хотя бы раз за свое существование создавала тварь, подобную Джареду. Все они —художницы в каком-то смысле. Добрые ли, злые ли. Пока сила клокочет в их нутре, они — ведьмы, и они творят. Что хотят, то и творят.

— Мышке твоей летучей тень хочу сделать.

— Делай.

Джареду все равно. Сам он себе в основном геометрию наносил. Обода по бицепсам. Уже по три на каждой руке, на щиколотке тоже полоса. Все остальное набил Крис или татуировщики до него. Но последние пятнадцать лет — только Крис.

Джаред обращался к нему и за обычной татуировкой, чтобы обновить старые поблекшие, и в целом уже привык. Но этот раз будет последним. Однажды глаза откроются даже у такого безразличного человека.

Пока же Джаред наслаждался работой опытного реставратора и мерным жужжанием татуировочной машинки.





Дженсен сидел в баре уже двадцать минут, посасывая пивко и развлекаясь чтением панических сообщений Джареда. Тот хотел встретиться. Очень хотел. Пять смсок с просьбой дождаться, три с его текущим местонахождением. Поймав себя на том, что улыбался телефону и писал очередное “Я уже взял пиво, конечно я тебя дождусь”, Дженсен готов был застонать.

Волонтер, честный и привлекательный парень, учитель младших классов. Твою ж мать, что там в прошлом у Джареда, если он с такими качествами оказался в Гедесколе? Да еще с таким чистым прошлым. Общее уныние ситуации разрядило появление объекта тяжелых Дженсеновых дум. В распахнутом пальто, в одной тонкой водолазке под ним, Джаред, с холода ворвавшийся в бар и сразу начавший высматривать Дженсена, выглядел потешно и очень мило. Как ретривер, заигравшийся в кустах и потерявший хозяина.

Дженсен поднял руку, привлекая к себе внимание, и смог полюбоваться на расплывшегося в улыбке Джареда. Который был хорош, заинтересован и невольно вызывал у Дженсена фантазии на тему “а может быть, чуть-чуть я все-таки гей”.

Пока Джаред у бара заказывал себе выпить, ждал, потом еще ждал жратву, потому что выпить перед ним уже поставили, Дженсен ощущал себя хозяином этого “ретривера”. Представлял, что это настоящее свидание и что после они пойдут в его скромную квартирку с отоплением только по понедельникам, средам и пятницам, и там, не отходя далеко от двери, прямо на тумбочке…

— Прости, я заставил тебя ждать. — Смущенно улыбаясь, Джаред водрузил на стол тарелку с реально королевской закуской и литровый кувшин пива и плюхнулся напротив.

— Я вижу, ты спешил, — со взявшимся неизвестно откуда удовольствием ответил Дженсен и сразу попытался сбить настрой. — В расстегнутом пальто. Заболеть решил? На улице плюс пять по вечерам.

Встрепенувшийся Джаред закопошился, поправляя одежду и почему-то не снимая пальто. Неужели свидания для него дело редкое? Откуда такая неловкость? И как спрашивать про всю ту интимную придурь, которую пожелал узнать заказчик?

— Я… мне не холодно. Вообще люблю прохладу.

— А я тепло. Помираю тут.

— А-а-а… То есть, ты здесь только на время вашей стройки?

Дженсен даже проморгался, прежде чем сообразил. Это сейчас была легкая грусть в преддверии расставания? Офигеть! Приятно… Дженсен, наверное, никому сходу так сильно не нравился. Правда, он и не пытался.

— Почему же? Этот город, он… затягивает. Все приезжают сюда по определенным причинам, и если ты не турист, то… да что там, туризм — это тоже достойная причина.

Улыбнувшись как можно обворожительней и даже не собираясь сглаживать возможный подтекст, Дженсен отпил из своего бокала, как бы призывая Джареда сделать то же самое. Тот не подвел. Отхлебнул чуть не половину.

— Да, наверное. Я сюда тоже приехал не без причины.

Джареда заметно повело, он подпер подбородок рукой, но продолжил смотреть. Любовался Дженсеном нагло и откровенно, тень улыбки постоянно скользила по губам, а слова казались чистой магией. Дженсен слушал не потому, что хотел понять, запомнить, использовать. Он слушал потому, что этот голос успокаивал и дарил ощущение ни с чем не сравнимое, незнакомое, но приятное. В голове возникла мысль переспать с мужиком, сама удивляясь своему появлению. Побилась о черепную коробку и оформилась в смутное желание переспать с Джаредом.

— Мне нравится Гедескол. Напоминает о победе человека над самим собой. По-настоящему прохладное местечко, а люди возвели здесь город. И не абы какой город — с небоскребами, пригородами и производством. Это не только картинка, это живой организм. Мне нравится.

— Очень романтичный взгляд на жизнь.

— Ты и не представляешь. — Джаред улыбнулся уже широко и снова сделал большой глоток. — Я вообще жуткий романтик.

— Почему же? В общих чертах представляю. Я не такой.

— Вижу. А еще ты не гей, но пришел со мной встретиться. Ты же заметил, что… ну, что я тебя рассматривал именно так, но сделал вид, что нет.

Оп-па. Приехали. Только вечер стал томным и Дженсен, залюбовавшись губами Джареда, уже представил его на коленях, за волосы притянутым к паху, давящимся, но сосущим, как тот зарубил образ на корню. Вот знал же, что простых здесь не бывает. Даром, что молодой. Кто его знает, что там в прошлом. Валить бы на хуй. Задание стремное, как весь пиздец… только Марк в коме, а Дженсен получил оплату за все телодвижения, и его свои же выебут за разрыв контракта без веской причины. Бабки, бля, вращают этот мир.

Сжав зубы и разжав, оставив все волнение за ними, Дженсен как ни в чем не бывало отпил пиво и продолжил светский разговор:

— Ну да. Не гей, но ты такой… не знаю, ты так смешно и откровенно меня разглядывал, а потом вообще не попытался этого скрыть и просто извинился. И ведешь себя, как на свидании, совсем не пытаясь сделать вид, что воспринимаешь это как-то иначе. Тебе по ходу срать на чужое мнение, и получить по роже ты тоже не против. Я против воли заинтересовался.

— Ну, с анализом моей личности ты переборщил, — хмыкнул Джаред, допил свое пиво и отправился за следующим.

“Да ни хуя”, — подумал Дженсен. Ни с какаким анализом он не переборщил, просто играет с тем, кто ему не по зубам. Спасибо, что ничего секретного выведывать не надо.

Джаред вернулся с бокалом пива и сразу же его ополовинил.

— Ты не спешишь? Не вискарь, конечно, но все же хоть закусывай.

— Не, я хочу надраться и попробовать затащить тебя в постель. День был тяжелый, и я, пока бежал сюда, додумался до совсем неприятных вещей, так что решил попробовать так.

— Каких вещей?

— Например, что ты можешь быть женат, что у тебя могут быть дети. Это все может быть простым любопытством… ну и всякое такое. Просто я решил не тянуть, а попытаться получить хоть что-то.

— А у самого? — Дженсен не верил собственному счастью. Джаред сам привел разговор к нужной теме.

— Что? — не понял тот. — Дети? Жена.

Дженсен кивнул:

— И то, и другое.

Казалось бы, вопрос как вопрос, пусть и идиотский, но Джаред чуть не подавился гренкой, к которой наконец проявил хоть какой-то интерес.

— О нет. Женщины меня большей частью пугают, а дети… это физически невозможно.

Оп-па номер два, бля.




+ продолжение в комментариях

@темы: J2-AU Fest 2015, NC-17, День пятнадцатый, авторский фик, коллаж, команда Мира, основная выкладка, слэш

Комментарии
2015-08-29 в 00:04 

History Dream
Вперед в прошлое!


Джареда вело. Он пил больше, чем когда-либо за последние десять лет. Зато не лгал. Получить кровь от умирающей и мечущейся в агонии ведьмы оказалось неожиданно больно. Она страдала, но все равно держала силу при себе. Даже заявила Джареду, что не собирается губить кого-то, пока сама может терпеть. И таких глупостей за свою кровь попросила, что... Что поломала Джареду все его взгляды на жизнь. Во всяком случае, на жизнь в рамках предыдущих и последующих пяти лет.

Он же почти бессмертный. А Дженсен — нет. Ведьмы тоже нет, несмотря на свое могущество. А Джареду так захотелось... Не секса — тепла. Причем тепла не физического, а человеческого. Захотелось получить желаемое, представить, что вот этот завороживший с первого взгляда человек, любит. И страшно все это получить, само собой, но все равно желанно. Как в омут с головой, Джаред поднял тему, и даже его предположение, что Дженсен понял все верно, попало в точку. Ужасающе быстро и хорошо все шло. А это требовало смелости, которой Джареду оказалось не наскрести. Поэтому он пил.

И вообще не заметил, как их занесло в невероятно странную сторону.

— Невозможно? Это как? Ты стерилизованный, что ли, или думаешь, что на настоящую леди не встанет? — очень грубо, но это явно от смущения, спросил Дженсен. А сквозь алкогольную муть еще и сексуально.

— А вот так. Стерилизованный считай, — решил не врать Джаред.

Это же почти правда. Правда, если не вдаваться в подробности. Не рассказывать же, что ведьмино зелье может физически сделать из Джареда человека, но наделить его возможностью породить новую жизнь не способно. Однажды уничтоженное не вернуть. Но Джаред и сам не грустил об этом, и Дженсену не видел смысла так волноваться.

— А родственники? Братья? Сестры? Оставишь родителей без внуков? — Слова Дженсена казались странными, как и тон его голоса. Джаред и вопросы-то с трудом переваривал, а уж определять, что там Дженсен подумал или не подумал, оказалось непосильной задачей. Он снова решил просто ответить.

— Нет. Родители, братья, сестры — все давно умерли. И я бы закончил на этом.

Джареду показалось, что Дженсен так пытается его отвадить. И он бы утвердился в своем мнении, но тот разрушил все подозрения искренним “сожалею” и еще одним заказанным пивом. Дженсен не собирался уходить и больше странные темы не поднимал. Какое-то время они с Джаредом вообще разговаривали о погоде, пока тот не опьянел достаточно, чтобы нагло предложить:

— Я помню, ты предлагал мне ночевку в случае перебора с алкоголем? Я бы воспользовался.

Джаред еще бы с удовольствием на Дженсена томно взглянул, но тут напала икота и получилась серия не очень долгих взглядов, каждый раз заканчивавшихся громким «ик». А Дженсен откровенно посмеивался и очень добро улыбался.

— А может, такси? Не хочу пользоваться ситуацией. Да и ты не настолько пьян.

Не хочет… блин. Наверное, у Джареда все было на лице написано, потому что Дженсен волновался, а пиво стремительно теряло свою власть над сознанием Джареда. Поэтому он встал, пошел к бару и заказал виски. Сразу четыре стакана. Все себе. Снова сел перед Дженсеном и выпил все четыре один за другим. Мелкими глотками, даже закусывая. Сегодня Джаред снова был человеком на все девяносто девять процентов и действительно нуждался в еде.

А еще он очень нуждался в другом человеке. В одном конкретном.

— Да ты шутишь… — Дженсен даже рот слегка приоткрыл.

Ну, хотя бы удивить его получилось.

— Нет, просто пытаюсь побыстрее достичь состояния “настолько пьян”, чтобы ты воспользовался уже пресловутой ситуацией.

Стакан.

Второй.

Горло жгло. На вкус как тряпки. Не любил он все-таки виски.

Третий.

— Джаред. — В голосе Джесена были интонации, не похожие на ранее слышанные Джаредом. Странные нотки, даже страшные. Джареда изнутри охватила паника. — У тебя все хорошо?

— Порядок. — А что еще Джареду было ответить?

Доза оказалась слишком велика? Он сейчас был больше человеком, чем привык. Еще лет двадцать будет. Но только чувствами да колдовским обликом. Спина уже зажила, а ведь Кристофер доработал рисунок до конца и аккуратно прикрыл стерильным компрессом. Джаред через полчаса дома снял повязку, и ни капли крови больше не пролилось. Татуировка даже не чесалась.

Что ответить Дженсену? Именно сегодня Джареду было горько, что он чудовище. Именно сегодня он будет совершать необдуманные поступки, как самый настоящий человек. И именно сегодня он хотел разрушить то, к чему так стремился еще утром…

— Точно? — не унимался Дженсен.

— Точно.

— Тогда вставай, — просто скомандовал Дженсен и поднялся сам.

— А?

— Четвертый допивай, и будем считать, что наступило самое время тобой воспользоваться.

2015-08-29 в 00:04 

History Dream
Вперед в прошлое!


Вообще, наркотики — не профиль Дженсена. Он с такими не работал, и если выяснялось, что цель прям совсем по наркоте, отказывался, изящно сливаясь в водопровод. На хуй ему такое счастье.

На улице Джаред вместо того, чтобы протрезветь, чуть ли не окончательно отключился. А как прибыли в квартирку Дженсена, так моментально скинул с себя верхнюю одежду и ботинки и попытался повалиться на пол. Дженсен с трудом допинал еще шевелящееся тело до кровати. Тогда-то Джаред и отрубился.

Приплыли.

По сути, Дженсен выполнил все, что просил заказчик. Наверняка за этим последует дополнение типа “доставить живую тушку в ночь со среды на пятницу под центральный фонарь в городе Л”. Вот за такие задания деньги дают хорошие, до конца мертвого сезона хватило бы. Дженсен уже знал, что откажется. Только найдет сейчас следы от иголок, а если нет, то с утра понаблюдает. Отходняк будет заметен. Хоть каплю, но будет.

Дженсен наклонился к распластавшемуся на кровати Джареду, подцепил футболку и ловким движением стянул ее с перегародыханного тела. Впечатляющего тела. Черные полосы татуировок в три кольца обхватывали бицепсы правой и левой руки, контрастно подчеркивая здоровую кожу на сгибах локтей.

Значит, в штанах.

Штаны в два счета отправились за футболкой. И вот тут Дженсен засмотрелся всерьез. На бедре Джареда красовался то ли дракон, то ли какой-то скандинавский змей. Стилизованное изображение красиво подчеркивало непонятно откуда взявшийся загар, но все равно позволяло осмотреть бедра. Так же ни следа от иглы.

Нигде. Дженсен даже между пальцами ног проверил. Пока он изучал сложнодоступные венки организма Падалеки, тот хихикнул во сне и перевернулся на живот.

Тогда-то глазам Дженсена предстало по-настоящему эпичное зрелище. Видимо, Падалеки нужно было изучать планомерно, не спеша и с расстановкой.

Черно-серые рисунки пестрели формой, но не цветом. Какие-то закорючки, сломанный арбалет, не кажущиеся бабскими цветы, иероглиф “дурак” — интересно, Джаред в курсе, что ему накололи? — уже по-английски “монстр”, надписи на каких-то неизвестных языках, летучая мышь и скорпион с причудливым жалом. Это только то, что сразу бросилось в глаза. Спина Джареда была разукрашена и под трусами. Наверняка. Не прерывалась же мысль больного художника резинкой нижнего белья.

— Насмотрелся?

Дженсен с трудом удержал за зубами легкий матерок.

— Нравится? — хриплым голосом снова спросил Джаред, зевнул и полез под одеяло. — Прости, тут прохладно.

— Да, конечно, — как-то глупо ответил Дженсен. Сразу на все.

Джаред выглядел смущенным, и в глаза больше не смотрел. Озноб его не бил, а вот Дженсен чувствовал, в какой ледник привел гостя. Да еще и раздел. Стало стыдно.

— Горячий душ?

Заодно можно будет спокойно обыскать вещи, раз уж осмотр тела не ответил на вопрос, что за хуйня творилась с Падалеки в баре. Он же прямо посреди разговора изменился, поплыл. Впору было заподозрить бармена в подработке дилером, но нет, остальные посетители ведь не были такими шалыми и такими внезапно пидорасами. А Джаред был. Причем именно внезапно.

— Да, буду весьма признателен.

— Полотенце слева точно только из стирки.

— Угу. — Для верности Джаред еще и кивнул. Из постели его как ветром сдуло.

Для такого огромного татуированного парня подобное ребячество казалось комичным. Дженсен и посмеялся бы, но ему совсем не нравились метаморфозы настроения Джареда. К тому же, он успел проникнуться симпатией к парню. Плюнуть и забить смог бы, обнаружив след иглы, но нет.

Таким неопытным дебилом Дженсен чувствовал себя не часто, но именно сейчас это чувство проявилось во всей красе.

Может, стоило просто напрямую поговорить?

Дженсен механически перевернул по два раза все вещи Падалеки. Даже подкладку пальто прощупал. Такое же странное ничего, как и в бумажнике. Только деньги. Даже кредитки не было. Из личных, реально личных вещей, только записка на староанглийском — какой-то список, если Дженсен не ошибся. Написана корявым почерком, какому позавидовал бы самый выдающийся врач. В сотовом только то, о чем Дженсен уже знал. Фотки дохуяцети людей.

Правда, что ли, поговорить?..

Из душа Джаред вышел живой рекламой гомосексуализма, а Дженсен автоматически прикинул, где у него резинки и подойдет ли обычная смазка для контакта с задницей Падалеки. И правда автоматически, просто от одного взгляда на все это великолепие в капельках воды и полотенце на бедрах.

— Ты принимаешь наркотики? — Вот такая в итоге вырвалась хрень.

— А? — Создавалось ощущение, что Джаред даже не понял вопроса.

— Не колешься, вроде…

— Ты, вообще, о чем? — Джаред так и застыл бы посреди комнаты, стоя голыми ногами на холодном ламинате, но он явно был послушным мальчиком и, когда Дженсен поманил его рукой к себе, залез на кровать с ногами и задал уже совсем детский вопрос: — Почему ты так подумал?

Дженсен внезапно почувствовал себя педофилом, но поспешно отбросил это странное ощущение. Он вообще ничего с Джаредом не делал, чтобы так думать.

Но хотел.

Кажется.

— В баре ты вел себя очень странно. Может, мы и не долго знакомы, но…

Джаред не дал закончить вопрос, опустил голову, тихо засмеялся и перебил резко, но аккуратно:

— Мы действительно не слишком хорошо знакомы, чтобы ты делал такие выводы. Может, я как выпью, так сразу в говно. Это, кстати, правда. Трезвею я тоже быстро.

— Если ты так говоришь… — Вообще, Дженсен не поверил.

Не походило это на правду, да и чутье мигом навесило ярлык “вранье”. Но если Джаред хотел врать, то кто Дженсен такой, чтобы запрещать. Только жалко мальчишку. И как-то перестал заказ казаться смешным. И в глазах у Джареда читалась вовсе не спокойное внимание и легкая заинтересованность, как в первую их встречу лицом к лицу. Скорее невыразимая, но уже более тщательно скрываемая тоска. Отчаянье, какое не утопить в сладости секса.

Нет, Дженсен не верил в глупую отмазку. Но и в своей версии не был уверен. Не хотел в нее верить.

— Тогда, думаю, тебе просто необходимо проспаться. Спать будем вместе, но за честь свою не беспокойся.

— Почему? — От топорного барного соблазнителя в Падалеки словно ничего и не осталось. Он вообще, похоже, интересовался чисто из вежливости.

— Предпочитаю трезвый секс. — И это была чистая правда.

Дженсен дополнил бы свой ответ, но Джаред не требовал. Просто залез под одеяло, а потом, как малолетний мальчишка, пожелал спокойной ночи, повернулся на бок и засопел. М-да. Видимо, этой ночью спать будет только он, остальным же обитателям этой ледяной клоаки придется взять ноутбук и трахаться с письмом клиенту.

Или даже с целой вереницей писем. Клиент оказался знатной совой.

2015-08-29 в 00:04 

History Dream
Вперед в прошлое!


Тепло.

Не от жара, который не согревал, а лишь иссушал изнутри. Джаред пошевелился и уткнулся носом в бедро Дженсена.

Дженсена!

Резко подскочив, Джаред чуть не уронил все с кровати. Себя, Дженсена, покрывало вместе с подушками.

— Эй! — Дженсен поспешно встал на пол. — Без паники.

Черт. Черт-черт-черт. Джаред покраснел, наверное, до пояса. Надо же было таким глупцом себя выставить. И ведь без особых причин. Просто не привык он просыпаться с кем-то. Особенно, если в голове не было воспоминаний о сексе. Кроме этого у Джареда имелась еще куча проблем, с которыми нельзя тянуть, но и портить отношения с Дженсеном окончательно не хотелось. Только Джаред не знал, что сделать.

— Прости. — И что сказать тоже не знал.

— Это ты прости, я знатно развлекся за твой счет. — Дженсен сказал это будничным тоном, надевая джинсы.

Джаред вникал в суть сказанного до самого обувания Дженсена и быстрого “я за кофе, внизу отличные автоматы”. Внезапное озарение не пришло, а тон, каким эта фраза была произнесена, не позволял заподозрить насмешку. Немного иронии, но не более того. Джаред оделся и вникал в суть уже не в такой смущающей обстановке. Через какое-то время ему надоело сидеть, как на колу, на крае постели, и он решил побродить по квартире, может, даже в окно посмотреть. Шаги за дверью он услышал, когда изучал пустые субботние улицы. А ведь они не так уж далеко от центра.

Дженсен вошел в квартиру, чертыхнулся, разулся, а Джаред так и не чувствовал себя готовым к диалогу. Ему было стыдно за себя вчерашнего, он уже понял, что знатно лопухнулся с дозировкой, что и вызвало его сопливое поведение. В лучшем случае он просто выпил слишком большую дозу зелья, и тогда его перестанет трепать всего через день-другой. А вот если вбил в тату — тут уже отходняк будет дольше. И крыть будет всем, что он мог бы испытать, это сделает его немножко неадекватным. В таком состоянии меньше сказать и быстрее свалить — секрет успеха. Джаред даже рот открыл, чтобы поблагодарить за кофе и объявить о необходимости срочно бежать.

В руке Дженсена кофе не было. Был очень маленький бело-серый комок шерсти.

— Это не кофе. — Глупая констатация факта, как уже про себя подумал Джаред.

— Не волнуйся, я не собираюсь его пить, — ответ Дженсена прозвучал раздраженно.

И вот это удивило. Ничто не выводило Дженсена из равновесия. Ни разглядывание его тушки незнакомым парнем, ни поведение того же парня прошлым вечером — ничто из того скудного списка, что Джаред уже имел возможность наблюдать.

Все поведение Дженсена было ровным, и только сейчас в нем наметилась знатная трещина. Дженсен держал в руках котенка, который мяукал настолько тихо, что вывод о крайнем истощении напрашивался сам собой. На последнем издыхании мелкий, большей частью серый комок. А Дженсен стоял, смотрел на него завороженно и не знал, что делать. Джаред тоже не знал, поэтому тоже смотрел на слабые попытки зверька подтянуть задние лапки на относительно твердую поверхность.

— Возьми его.

— А? — Джареду показалось, что он только что услышал какую-то крайне абсурдную просьбу.

— Возьми его. Пожалуйста. — Голос Дженсена скрежетал. Похоже, он впервые не находил слов. — У меня временная работа… черт, да у меня здесь ледник, он сдохнет.

Джаред уже открыл рот, чтобы отказаться. Никому не надо знать всех причин, но сам он вряд ли сможет забыть, насколько короткой ощущается для него человеческая жизнь, не говоря уже о жизни животного.

— Он сдохнет от того, что ты его задушишь. Кто вообще так животину держит?

Забрать мяукающее недоразумение из рук Дженсена оказалось не так легко. Он боялся, что котенок упадет, и передал его Джареду, только когда тот протянул вперед обе руки. Это действительно смотрелось бы смешно, если бы Джареда не сковывало неловкостью момента. Происходящее казалось сюрреалистичной сказкой для детей старшего возраста.

Они с Дженсеном, как две нарисованные куклы, неловко двигались по комнате. Джаред посадил котейку в карман пальто и стремительно засобирался домой. Дженсен выглядел потерянным героем немой мультипликации. Грустный и разбитый, он сидел на кровати, наблюдая за сборами Джареда, и все это действие, наверное, имело какой-то сакральный смысл, но знал его только режиссер. А они же куклы, с куклами планами не делятся.

Уже у двери Джаред не хотел оборачиваться, но обернулся. Дженсена подкинуло с его места, он быстро схватил свою куртку и так же быстро вытолкал Джареда за дверь. В тесном лифте, совершенно не запомнившемся прошлым вечером, Джаред хоть и был выше, но все равно ощущал себя маленьким мальчиком. Он поглаживал котейку указательным пальцем между ушек и старательно успокаивал бьющееся сердце.

Успокаивал и уговаривал себя смотреть на Дженсена так, как пару дней назад. Как на красивый и несколько запретный плод. Или позже — как на кусочек настоящей жизни, который можно попробовать хотя бы разок. Или вчера — как на желанного мужчину, плотски желанного.

Джаред просто не хотел задыхаться от страха, что эта встреча может оказаться последней. Что Дженсен не повторяет того же чувства, которое сейчас захлестывает его самого.

2015-08-29 в 00:05 

History Dream
Вперед в прошлое!


Вот много странных историй с Дженсеном в жизни происходило. Взять хотя бы знакомство Марком — редким раздолбаем и засранцем. Дженсен арестовывал его, еще когда работал в полиции. Кто ж знал, что жизнь Дженсена изменится благодаря аресту за непристойное поведение одного чудика и немалоизвестной певички. Дженсен тогда сделал вид, что протокол сам порвался, а Марк не забыл об оказанной услуге.

Еще Дженсен, когда был подростком, нашел пять тысяч йен и на них накупил себе сигарет, за которые и отхватил от брата.

Были у него девки, оказавшиеся мастерской работой хирургов, а потому предпочитающие анал. И глупые оправдания Дженсена перед ними же, что он просто был очень пьяный.

Котенка в окошке выдачи напитков кофейного автомата в список странных историй из жизни Дженсена Эклза вписывать не хотелось. Хотелось моргнуть, и чтобы он исчез. Но котенок все так же сидел там, дрожа всем своим мелким тельцем, а Дженсен оглядывался в желании свернуть кому-нибудь шею. Все это выбивалось из канвы его жизни. Все: и его нынешнее дело, и котенок.

И теперь, идя рядом с молчаливым, но все таким же странным Падалеки, Дженсен думал о том, что менять надо на хер эту работу. Размяк… ну, или хотя бы отпуск взять. На три месяца. Подождать, что будет с Марком, отключить его от аппарата искусственного поддержания жизни, устроить человеческие похороны, уйти в запой на неделю и потом уже новым человеком встречать новый день.

Без Джареда Падалеки.

Дженсен постоянно посматривал на него искоса. Взгляд парня то мутнел, то прояснялся. Они шли молча, так и не перекинувшись даже парой слов, и что-то подсказывало Дженсену, что Джаред отключился на хрен от реальности. Намекало на это одно то, что шли они в сторону от метро и точно не в ту, где жил Джаред. Так что любовь к пешим многокилометровым прогулкам как объяснение не прокатывало. Супермаркет попался очень вовремя.

— Может, зайдем? — Дженсен слегка тронул Джареда за локоть — только чтобы привлечь внимание, — но того словно током шибануло.

Джаред даже дернулся в сторону, раскраснелся, пробурчал в ответ что-то малопонятное, и они пошли за кормом котенку. Вообще, аховая это была идея; отдавать такого малыша под опеку человека, который о себе-то толком не заботится, безответственно в первую очередь со стороны Дженсена. Но, опять же, иначе он просто не смог.

После магазина Джаред немного очнулся и стал больше похож на себя. Смотрел по сторонам цепко, окидывал Дженсена теплым взглядом, упорно не вынимал руку из кармана, из которого торчала усатая мордашка, и даже дорогу переходил по всем правилам. И шел в сторону дома. Теперь, после покупки кошачьего корма. Вот только реально шел. Целых два часа.

Дженсен подумывал тормознуть Джареда, снова спросить про наркоту, а потом, быть может, даже не свинтить в туман, а открутить голову дилеру Джареда. Удивительно, что Дженсен раньше не замечал таких вот странностей. Вроде немало следил, прежде чем пойти на контакт. Но пока Дженсен размышлял, Джаред наконец пришел в себя и спустился в метро. Там они и разошлись с обещанием созвониться.



Понедельник встретил похмельем на голову. И ладно бы алкогольным. Нет, Джаред перебрал с веществами посерьезней. Лишние двести грамм зелья внутрь обеспечили его знатным расстройством личности, а ведь ему еще на работу идти. Пытаться устроиться. Хотя за все эти века он столько накопил, что… что все равно не может позволить себе светиться больше необходимого.

Глаза открывать перехотелось, и только хриплое надрывное мяу возле кровати заставило себя пересилить. Джаред спустил ноги на коврик и… выругался. Это будет веселая неделя.

Кое-как успев на собеседование с бывшей начальницей, Джаред умудрился вести себя в рамках нормы, а главное — ему очень повезло. Его собирались поставить работать у младших классов, и занятия должны были начаться только через месяц. Джаред был не против. Да сейчас он был однозначно за любую работу, лишь бы она предполагала отсрочку выхода на нее. Что-то ему подсказывало, что колбасить будет еще неделю. Припомнился постыдный утренний момент.

Котенок, заминировавший Джаредов прикроватный коврик, так испугался слов своего нового хозяина, что забился за батарею, где и умудрился застрять. Операция по спасению несчастного и пока что очень глупого животного чуть не заставила Джареда опоздать. А вечером он спешил домой с кошачьим кормом, лотком и наполнителем. Предвкушение уборки оказалось действительно новым ощущением.

Прошло два дня, и Кот — на фантазию Джареду явно стоило куда-нибудь пожаловаться — уже научился ходить в лоток, хотя пока преодолевал бортики не с одного наскока. Мелкий, жалкий, даже мяукнуть громко не мог, но каждый вечер, когда Джаред клал рядом с собой телефон, выключал телевизор и свет, котенок садился рядом. Чувствовал, что ли?

Джаред вот чувствовал. Ему было плохо от слишком насыщенных ощущений, рвало между ненавистью к испытываемому и желанием получить еще немного. Как никогда наполненно, как никогда — ярко, Джаред испытывал не самые знакомые чувства. И все это, чему не мог дать определения, он чувствовал к Дженсену. И вовсе не к тому Дженсену, которого так страстно хотел затащить в постель. Нет, к тому, который принес котенка вместо кофе.

Джаред закрывал глаза и видел Дженсена рядом. Представлял его улыбку. Представлял его растерянность. Представлял его… Потом Кот хрипло и надрывно мяукал, Джаред разлеплял глаза и шел в темноте к холодильнику, чтобы налить мелкому молока.

К четвергу они вообще приспособились жить без света. Несмотря на то, что Джаред невероятно много сил приложил к очеловечиванию своего жилища и собственной жизни, именно сейчас, после дозы зелья настолько огромной, что даже холод им ощущался как любым живым существом, он хотел темноты. Коту свет тоже особо нужен не был. Вот они и бродили — две ночные твари. Кот все еще любил наблевать на коврик, так что Джаред не спешил убрать его из списка проживающих по этому адресу тварей.

Звонок от Дженсена выдернул их из мутной серой спячки. Джареда уже почти отпустило, уже не бросало из настроения в настроение. Остались только легкая депрессия и нелегкая апатия — обе тоже нехарактерные для него. И соврать бы что-нибудь в сообщении часа полтора спустя, но Джаред не смог с собой справиться и поднял трубку:

— Да.

— Привет. — Голос Дженсена хрипел. Сорвал?

— Привет, — тупо повторил Джаред, расплываясь в улыбке.

— Как там… ты его уже как-то назвал?

— Ты про Кота? Ну да. — Предметный разговор был спасением.

Джаред почти готов был расцеловать серую пушистую морду, в этот самый момент игравшую возле стены. Котенок вытянулся во весь свой неказистый рост и лапкой теребил край самой нижней фотографии.

— Ага, про него. Так как назвал?

— Кот.

— О… небогатое у тебя воображение. — Несмотря на смысл, сказаны эти слова были с добрым бархатным смешком.

Дженсену бы не на стройке работать, а в сексе по телефону. Джаред сразу стал бы его постоянным клиентом.

— Я открыт к предложениям. Есть варианты?

— Эмм… — Дженсен где-то далеко растерял все слова. — Ну… Кот — отличное имя.

— Я тоже так думаю.

Вероятно, разговор двух идиотов продолжался бы и дальше, но Дженсен чем-то громыхнул там, где бы он ни был, чертыхнулся и выпалил громче чем следовало:

— Давай встретимся вечером в том же баре?

Джаред же не идиот, его и так уже про наркотики спрашивали, конечно, он откажется, как бы сильно ни хотелось пойти.

— Да, конечно. В восемь?

А может, и идиот.

2015-08-29 в 00:06 

History Dream
Вперед в прошлое!


Клиент всегда прав, а еще именно клиент платит и заказывает музыку. Но решать, брать ли деньги — Дженсену. С другой стороны, не будь ему нужны деньги, он бы вообще в такое дерьмо не полез. В их профессии нет людей со склонностью к крайностям. Чуть более бесчеловечные идут в киллеры, чуть менее — работают на нормальной работе. Такие, как Дженсен — ебутся с заказчиком по почте.

Банкир поначалу не удовлетворился четкими ответами по всем пунктам. Видите ли, “почему он не любит детей?” и “как это стерилизованный?” В итоге Дженсен даже написал, что Падалеки — чистой воды пидорас, думал, что уж это-то объяснит клиенту более четко, почему цель не слишком стремится к созданию семьи. Тогда его начали расспрашивать об умершей семье и как такое вообще возможно. Дженсен ответил не так грубо, как мог бы. Он способен добыть инфу, но ее пояснением заниматься не обязан.

Пока ответного письма не было, а рядом посапывал предмет беседы, Дженсен даже раздумывал, а не втюрился ли банкир в молодого и симпатичного Джареда. Но нет. Банкиру, конечно около полтинника — самое время для сумасбродных идей, — но нет. Не пахло от заказа романтикой, даже несмотря на тупые вопросы.

Пахло типичным сбором информации на должника, вора, сына чувака, на которого требовалось надавить. Так все выглядело со стороны. Вписывалось в такое объяснение даже длительное отсутствие ответа — Дженсен даже расслабился и успел за время ожидания навестить Марка в больнице.

Следующее письмо пришло утром во вторник. Дженсен перечитал его четыре раза, отставил ноутбук с колен на покрывало, сам откинулся на подушки и еще долго видел строки на потолке.

“Доставить в Соер Парк с мешком на голове, связанным. Следующий вторник, 02:30, третий складской павильон. 700 000 йен в день исполнения”.

Дженсен прекрасно знал это место. На берегу океана, в тридцати километрах от Гедескола, Соер Парк был широко известен в криминальных кругах. Уединенно, минимум охраны, а если она и есть, то это пенсионер с ракетницей. При этом немало складских помещений для хранения инвентаря и так далее. Конкретно в третьем складском павильоне держат лавочки и летние туристические палатки для разных мероприятий. Дженсен в нем не раз бывал.


К Марку он снова поехал уже в четверг. Душевное похмелье придало ему еще более, чем обычно, философский взгляд на мир. В палате под мерное пиканье системы жизнеобеспечения Дженсен думал о своем деле и причинах, не дающих ему спокойно выполнить заказ. Марк был безответен, но и на компанию не жаловался. Даже выслушал недовольство Дженсена насчет цели.

Слишком хороший, слишком мутный, слишком нравится. И еще куча всяких слишком. Если подумать, Дженсен же не мальчик, чтобы влюбляться с первого взгляда, да и Джаред в начале не казался на это способным. В баре, под предполагаемой дозой, от него можно было ждать чего угодно, но во все остальные эпизоды их краткого знакомства, а особенно в тот, о котором знал только Дженсен, Джаред выглядел серьезным противником и непростым человеком. Заметить взгляд, точно определить, откуда за ним могли следить, и так же точно выбрать место для обзора мог только профессионал, а никак не школьный учитель.

С другой стороны, Дженсен знал слишком мало школьных учителей, чтобы однозначно оценивать их возможности.

К пятнице раздумья о работе довели Дженсена до мерного постоянного раздражения на всех и вся и решения позвонить Джареду.

Он как раз снова искал прозрения в больнице, только уже не таращился в потолок палаты Марка, а шатался по коридорам отделения. Разговор о котенке немного расслабил, но все же Дженсен не смог полностью успокоиться. Он наткнулся на тележку с медикаментами и чуть не перевернул ее, а приятное матерное напутствие от медсестры в спину окончательно подняло настроение и привело к принятию единственно верного решения.

Проблемы надо решать по мере их поступления.

Сейчас у Дженсена не было проблем.



В бар Джаред снова явился с опозданием. Мило улыбался, кутался в плащ и прятал взгляд. Раньше он так не делал, а сейчас чувствовал необходимость. Дженсен пил пиво, приятно и мягко улыбался ему в ответ, предлагал взять выпить и обязательно закусить. Приглашение в гости действует всегда, но печень Джареду не простит такого обращения.

Сам Джаред был уверен, что его печени вечные пятнадцать и что он может поливать ее алкоголем сколько влезет — наутро отряхнется и будет жить дальше все таким же здоровым.

Разговор ни о чем нервировал, заставлял бояться, что в его поведении снова увидится что-то не то, а Дженсен заметит и больше не пожелает его знать. Вроде бы правильно, вот только Джаред всегда хотел немного пожить человеческой жизнью, а из-за знакомства с Дженсеном оказалось, что хотел он так пожить именно с этим мужчиной. Надо же было так лопухнуться с заклинанием, которым пользовался веками?

— Может, ко мне? — просто, почти без выражения предложил Дженсен.

Джаред чуть не подавился пивом, которое мерно лакал уже второй час подряд. Неужели снова надрался? Но не до глюков же…

— Не молчи, а то я подумаю, что ошибся и нравлюсь тебе совсем не так.

— Пойдем, — крякнул Джаред и сразу же встал.

Ого, вот это скорость. Дженсен кинул на стол чаевые — видимо, за уборку столика — и быстро обошел Джареда, чтобы пойти впереди.

По пути они перебрасывались совсем ничего не значащими репликами. Дженсен рассказал, что в прогнозе погоды на завтра снова обещали ураган. Штормовое предупреждение и все такое. Джаред даже удивился, насколько его внутреннее чутье не соответствовало прогнозам метеорологов. Зелье заглушило даже его внутреннюю тягу к разрушительной стихии. Это было странно, ведь перевоплощаться он по-прежнему мог, с той же легкостью и любой частью. Даже как-то напугал Кота крыльями. Сохранялась вероятность ошибочного прогноза погоды, конечно…

Джаред слишком над этим задумался, а Дженсен смотрел странно, испытующе. В квартире было все так же обыденно и неинтересно. Словно Джаред подцепил в баре красивого мужчину, и они сняли комнату.

Дженсен предложил воспользоваться душем, Джаред не отказался.

Дженсен расстелил постель и поманил ужасно пошлым жестом, Джаред повиновлся, полный готовности.

Дженсен скинул с себя мешающую одежду, Джаред уже был в одном полотенце.

Дженсен стоял у разобранной постели, прямо глядя Джареду в глаза. Джаред подошел и встал коленями на кровать, утопая в мягком матрасе.

— Мне кажется, мы делаем что-то не то.



Один шаг. Джаред, как зачарованный, даже не пытался сопротивляться. Но и интереса, такого откровенного, как раньше, не проявлял. Дженсену этот интерес вроде бы и на фиг не сдался, но он и правда хотел трахнуть Джареда, тот ему нравился внешне, привлекал характером и сносил башню таинственностью. Но происходящее сейчас между ними… Это была не близость. Даже не телесная.

С Джаредом так совсем не хотелось.

— Мне кажется, мы делаем что-то не то. — Слова вырвались сами. Вместо того, чтобы тихо думать эту мысль и трахать весьма аппетитную задницу, Дженсен произнес это вслух.

Джаред вздрогнул. Секунда, другая… Дженсен даже подумал, что сейчас получит по роже, но… Джареда словно отпустило. Дженсен вообще романтизмом не страдал и ему всегда было легче выразиться нецензурно, чем красиво, но именно сейчас хотелось бы уметь. Для произошедшего не находилось слов: Джаред, секунду назад больше напоминавший куклу, всем весом бухнулся на кровать. Его согнутые в коленях ноги весело торчали пятками ввысь, а сам он идеально выбритой рожей — видно, к свиданию — хрюкал в одеяло.

Подумав немного и не найдя лучшего решения, Дженсен расслабился и повалился рядом.

— Подвинься, — попросил он у Джареда, и тот нехотя отполз в сторону.

— А ты умеешь обломать романтический настрой, — пробубнил Джаред уже в подушку.

— Эй, я непревзойденный романтик! — С какого хера Дженсен решил это сказать — одному богу известно, но Джареда зацепило. Он перевернулся на спину, закинул руки за голову и состроил весьма сомневающуюся рожу.

Еще и словами образ подкрепил.

— Я не эксперт, но цель романтического настроя — половой акт в конце, — сообщил Джаред потолку.

В любой другой день Дженсен поржал бы вместе с Падалеки, но сегодня и именно сейчас, когда между ними снова искрила та симпатия, которая и заставила Дженсена отнестись к заданию более лично, чем стоило бы… Сейчас он хотел доказать, что знает о романтике намного больше.

— Ты однозначно не эксперт.

— Да ну? Так просвети меня. Как все на самом деле?

Джаред слегка приподнялся на локтях и выглядел так еще моложе, чем обычно — скорее всего, из-за озорной улыбки. Являл всем собой вызов. Который Дженсен не мог не принять.

Рука сама скользнула к подбородку Джареда. До его губ тоже оказалось недалеко — стоило только податься вперед, и они удивленно приоткрылись. Как не воспользоваться приглашением? Дженсен воспользовался. Сполна воспользовался.

Не углубляя поцелуй, чтобы ему не откусили язык — мало ли, — он убрал руку от лица Джареда, удобней наваливаясь на него. Через секунду тот уже снова лежал на лопатках и увлекал в настоящий глубокий поцелуй. Дженсен держал вес на локтях, но в целом действовал как с девушкой. Вроде бы Джаред не возражал, и это придавало уверенности в собственных действиях и желаниях, а руки, сомкнувшиеся за шеей в неуверенном объятии, помогли послать на хрен и так слабо развитую у Дженсена стеснительность.

Если уж пробовать что-то подобное, то именно с таким парнем. Падалеки безоговорочно принимал каждое действие Дженсена и даже ноги раздвинул, стоило только вклинить колено. Целовался он упоительно. Пыхтел, правда, чисто по-мужски, но зато уже через минуту после начала спрашивал, где резинки и смазка, а так же не снимет ли Дженсен уже свои штаны.

2015-08-29 в 00:07 

History Dream
Вперед в прошлое!


Джареду совсем не стыдно. Он же Дженсена не насиловал и не отнимал нормальной жизни. Он просто не мог удержаться, когда его так… ну, пусть и не просили, но делали подобное предложение.

К тому же, Дженсен сам первым полез целоваться. Да Дженсен вообще сам его в этот раз домой привел ради секса. Конечно, у Джареда отказали мозги. Особенно когда его так правильно прижали к матрасу.

И совсем не стыдно было просить. В конце концов, если они не поторопятся, Джаред кончит прямо так. От поцелуев и трения. У него уже знатно стояло, и он с самого начала не рассчитывал на многое, так что градус возбуждения зашкалил только от того, каким сладким и нежным оказался поцелуй. Нужно было скорее.

И у Дженсена с этим не оказалось проблем. Как не оказалось у него и проблем с ассортиментом резинок и смазки. Не совсем подходящих, но конкретно Джареда можно и на сухую трахать, если собственный член не жалко. Все равно любые повреждения — будь то спина или прямая кишка — затянутся так быстро, что любая собака обзавидуется.

Дженсен на сухую не собирался. Джаред ловко перевернулся сразу после того, как закончился головокружительный поцелуй, тут же улегся на живот, вздернул зад и принялся ждать, пока ему вставят неплохо смазанный член. Вот только осторожного касания и шепота на ухо он даже нафантазировать не смог бы.

— Чувствую себя растлителем. — Дженсен хмыкнул, щекоча ухо дыханием, и помассировал пальцами дырочку.

Вообще, Джаред почти никогда не матерился, но сейчас мысли по-другому не формировались. Он тянул с ответом, мыча в подушку при каждом деликатном касании к самым интимным местам.

— А разве это не моя роль? — Вот и все, что ему удалось выдавить в такой обстановке.

— Дело не в опыте. Просто ощущение такое.

Растягивал Дженсен вполне правильно, а уж как старательно… Когда он прошелся подушечкой пальца по простате, Джаред вцепился зубами в подушку. И завыл в нее, когда Дженсен принялся прицельно массировать, а потом, доведя до края, вынул пальцы и снова стал смущать шепотом. Как будто у них в пустой квартире была необходимость шептаться.

— Думаю, уже можно, — хрипло шепнул Дженсен.

— Это же не вопрос? — не удержался от язвительного комментария Джаред. — Ты явно в курсе процесса.

— Приму за комплимент.

И на этом, спасибо, разговоры закончились. Дженсен куснул не сильно за загривок, пристроился сзади и вошел. Плавно, не быстро, покачиваясь и с каждым движением входя внутрь еще чуть глубже. С нежностью, в которой Джаред не нуждался, но которая была ему необходима. Как воздух, как кровь, как ночь, чьим детищем он останется навсегда. Эта нежность топила в себе.

По сути Джареда трахал малознакомый мужик, которого он очень грубо и действительно в состоянии несколько измененного сознания клеил в баре.

По сути Джаред занимался любовью с мужчиной, о котором думал, что может только грезить. Его ласкали, не таранили в зад, а ритмично доставляли удовольствие, не забывая горячо целовать в шею, заставляя исходить сладкой дрожью.

По сути Джаред потерял сознание, когда кончал.

И это было целиком и полностью не нормально.

Чудовищная сонливость, легкость во всем теле, и развалившийся рядом Дженсен, который так уютно предлагал поспать, ведь завтра суббота. Так по-человечески… Джаред не удержался и принял предложение, даже не кивнув, моментально засыпая крепким сном, в котором его не потревожил ни один кошмар.

Недолгим сном.



Холодно. Непривычное чувство, но приятное. Джаред натянул одеяло, пошевелился слегка и только после этого понял, что лежит в постели один. Счастливая сонливость перекинулась в грузную тревогу. Джаред прислушался. Ни движения, ни звука. За окном ночь и начинающийся ураган. Может, часа три. Темно, а Джаред один в кровати.

Страшно.

Сев в постели и уже не так радуясь холоду, Джаред осмотрелся. Действительно паршивая квартира. Временная. И он здесь всего лишь гость. Не надо паниковать. Сердцу сжиматься в ледяных тисках тоже не надо.

Он встал, прошелся босиком по ледяному полу, осматривая помещение. Ничье. Ни капли личной информации, только куртка висит в коридоре и ноутбук на кухонном столе. Наверняка запаролен, да Джаред и не полезет смотреть.

И ни единого намека на причину, почему он проснулся один в пустой квартире. Не за яйцами же и беконом пошел Дженсен… Глупая мысль подарила надежду, но через час ожидания вызвала только еще большую грусть.

Джаред не хотел думать о причинах, не хотел ничего знать. Быстро схватив одежду, он подошел к окну без балкона. Джаред не горел желанием совершить самоубийство, да и высоты боялся столько, сколько жил, но сейчас он злился настолько самозабвенно, что распахнул створки, залез на подоконник и прыгнул, уже в воздухе обращаясь в ту ночную тварь, какой так отчаянно не желал быть.

Распахнулись черные крылья распахнулись, и ночь поглотила свое создание, скрывая от случайных взглядов. Джаред очень спешил домой. Туда, где его ждал нечаянный подарок человека, с которым хотелось быть, но не удалось.

Злясь на себя и свои глупые надежды, Джаред взмахивал крыльями, поднимаясь все выше и паря в потоках порывистого ветра. Очищая голову от мыслей. На свой балкон он опустился уже почти спокойным. Протрезвел в своей настоящей форме от побочных эффектов зелья.

Может же быть, что Дженсена вызвали на работу. И Джаред в первую очередь подумал бы именно об этом, если бы не чертово зелье.

Он распахнул балконную дверь, позволяя своему телу медленно изменять форму. Лицо, затем руки, грудь, избавляющаяся от живой каменной тяжести, и крылья, исчезающие последними. Джаред скидывал с себя гнусную личину и сомнения, а справа из спальни, радостно мяукая, трусил своими мелкими лапками Кот. Джаред повернулся ему навстречу и опустился на колени.

Кот, не нуждающийся ни в каком освещении, уже подбежал, Джаред взял его на руки, поднялся, посадил на диван, закрыл за собой балконную дверь и только потом позволил себе метнуться к застывшей в темноте спальни фигуре. Человек пытался не двигаться, но Джаред все равно его заметил и знал, что тот тоже увидел, каким в свой дом вошел Джаред.


2015-08-29 в 00:08 

History Dream
Вперед в прошлое!


После того как Джаред заснул, Дженсен выждал двадцать минут, сходил в душ, немного помаялся сомнениями, но в конце концов оделся и решил сделать редкое в своей жизни доброе дело.

Адрес Джареда он знал с самого первого дня, просто лезть к нему в дом изначально не собирался. В конце концов, парень и правда мог оказаться кем угодно, так к чему рисковать? Теперь же Дженсен решил рискнуть, потому что хотел убедиться, что Джаред не впутался в какие-нибудь наркоразборки.

Доехать на ночном автобусе и вскрыть дверь было проще всего. Сложнее оказалось не материть себя за поступки, достойные настоящей мрази.

Навстречу выбежал котенок. Кот, как гордо назвал его Джаред. Он мяукал, радовался приходу гостя и даже замурчал, стоило только протянуть к нему руку. Нашелся охранник… Что он мог? Замурчать насмерть? Отдавить совесть одним взглядом? Разве что последнее.

Кот шел следом, пока Дженсен осматривался. В свете фонарика квартира Падалеки казалась серой и бездушной. Совсем ему не подходящей. Гостиная как гостиная. Только лоток в углу умилял. Может, спальня будет интересней… И лучше бы он этого не желал.

Войдя в спальню, Дженсен сначала обратил внимание на большую кровать, в целом просторное помещение и не сразу понял, что стена не оклеена какими-то странными обоями, а представляет собой обычную такую стену настоящего маньяка. Дженсен рассматривал фотографии, жуткий список на староанглийском, хотя написанный уже более разборчиво, заметки, кнопки и выхватывал только основное. Основным на этой стене была кровь.

Твою же мать.

Даже школы.

Ебаный в рот.

Дженсен спешно просматривал заметки на стене. В основном адреса. Ничего личного, ни одной надписи от самого Джареда, только сумасшедший список.

Наркотики. Да Дженсен — наивный идиот. А парень — псих… и он трахнул психа. Нет, точно пора в отпуск. Это ж охренеть какой косяк, профессионал вообще не имел права не предусмотреть такую волшебно-шикарную вероятность. Но Дженсен проворонил, да еще и немножко влюбился. Даже хотел вломиться в дом, найти наркоту, выложить на столик и вызвать копов. Тогда был бы действенный способ прокатить клиента, а Джареду как-нибудь внушить мысль о необходимости уехать на хрен из Гедескола и еще разок поменять имя.

Признаться. Дженсен всерьез думал сказать Джареду, кто он на самом деле. А за такое можно было и волчий билет отхватить в его профессии. Не то чтобы Дженсену впервой. Но тут хотя бы за хорошего человека. Это он так думал, что за хорошего...

Голова пухла от мыслей, Дженсен шатался по квартире, пытаясь найти еще хоть что-то. Ничего. Либо логово было не здесь, либо Джаред не убивал. Либо пока не убивал. Время шло, на задворках сознания Дженсен просчитывал будущие действия. В подставную квартиру не возвращаться, позвонить Гэри. Затаиться. Послать клиента на хуй? Упорно хотелось, хотя симпатия к Джареду Падалеки должна была сдохнуть в истошных воплях от одного вида жуткой стены. И где вообще шлялась Дженсенова паранойя? Он спрашивал себя об этом, пока фотографировал стену. На всякий, как говорится.

От звука распахнувшейся балконной двери сердце ухнуло в самые пятки. Фонарик и телефон отправились по карманам, а сам Дженсен прислонился к стене так, чтобы видеть гостиную. Он видел не все — только окончание причудливой метаморфозы. Горло сдавило спазмом, но отвести взгляд было невозможно. Освещенный скудным светом уличных фонарей, у открытого балкона стоял крылатый монстр, по мановению волшебства — не иначе — принимавший облик… Джареда.

Это… чем бы оно ни было, наклонилось к подбежавшему к нему Коту, так привычно прикрыло за собой дверь, из которой нехило сифонило, а через секунду уже стояло напротив и сжимало горло.

Вот и бесславный конец. Даже трех месяцев, как у Марка, не надо.

— Дженсен? — Такого ужаса в голосе Дженсен не слышал никогда, даже от того, кого однажды убил. Сиплый Билл тогда нагло выплевывал: “Стреляй, мудак, стреляй! И не будет тебе жизни!”, после чего Дженсен спустил курок.



Джаред на секунду ослабил хватку и тут же получил под дых. Ощутимо, но вполне терпимо. Это не та боль, на которую он обратил бы внимание. К тому же, сердце болело сильнее. Очередное предательство? Что вообще происходит?

Но тело действовало быстрее головы. Внимание привлекла перекладина, на которой Джаред любил подтягиваться, и из-за которой не ставил дверь в спальню. Не отпуская шею Дженсена, Джаред потащил его за собой, лихорадочно прикидывая, чем бы связать вырывающегося и весьма профессионально дерущегося Дженсена. Вот только силовые приемы тут не помогут. Головой Дженсен уже допер, это до тела пока не дошло.

Да к черту! Ни веревки какой завалящей, ни пояса от халата. Торшер в углу стоял… Идея была плоха сама по себе, но Джаред не собирался терять время на придумывание хорошей. Оторвал шнур от торшера и, как мог, привязал им руки Дженсена к перекладине, а тот в процессе не забыл трижды пнуть его в живот.

— Да успокойся ты! — не выдержав, взмолился Джаред, хотя не особенно рассчитывал на ответ.

Дженсен, наверное, вообще был в шоке и действовал на инстинктах… Кстати, стоило попытаться узнать, отчего у него инстинкты именно такие. Вот только как? Не пытать же. А если спросить напрямую, то ответ вряд ли будет честным. Что-то подсказывало — Джаред крупно ошибался в своем случайном знакомом. Случайном ли?..

— Кто ты? Зачем залез в мою квартиру?

Дженсен, который дергал все это время шнур, совершенно не заботясь о том, что связавший его монстр стоит рядом, истерично хохотнул.

— Да ну, Джаред. И после такой встречи ты этот вопрос мне задаешь?

— Ты связан. Естественно, вопросы задаю я. — Джаред тоже поистерил бы с превеликим удовольствием, вот только у него, казалось, наконец-то выветрились излишки зелья. Не вовремя.

— Туше, — дернув в последний раз руками и ощутимо стесав кожу, сдался Дженсен.

Оставив шнур в покое, он принялся пилить Джареда взглядом. Внимательным и цепким, уже не столько испуганным, сколько заинтересованным. Это резало без ножа, Джаред совсем не хотел предстать занимательной зверушкой перед человеком, к которому как бы чувства имелись. Джаред тоже смотрел на Дженсена, но в итоге не выдержал пронзительного изучающего взгляда. Не выдержал, проклиная себя и признавая, что к Дженсену у него не “как бы”.

— Спрошу еще раз. Кто ты? — Прозвучало грубее, чем хотелось, но Джаред не жалел. Что ему теперь притворяться, когда и скрывать-то уже нечего?

— Охотник за головами. Незаконный. Занимаюсь поисками по заказу, без предъявления обвинений со стороны полиции. Информация, сами люди, все, что не включает в себя убийство. Убийство мной. Мне кажется, в нашей ситуации гораздо интереснее, кто такой ты?

— Творение рук человеческих, — хмыкнул Джаред и опустился на пол перед Дженсеном.

Значит, вот как? Сменил тактику, ответил честнее некуда и… И что? В одну секунду они становятся чужаками и теперь играют в другую игру? Джаред спрятал лицо в коконе из собственных рук и коленок. Свернулся калачиком в надежде, что, проморгавшись, увидит, что все это были глюки.

— Джаред, — прозвучало тихо сверху. — Все, что было между нами сегодня, не входило в заказ. С меня только информацию требовали, личное знакомство и ответы на глупые вопросы. Это был странный заказ, поэтому я с тобой сблизился.

Вот теперь Джаред смеялся действительно истерично. Кот зашипел и выгнул спину, вздыбив шерсть на всем своем мелком тощем тельце. Подняв голову, Джаред увидел, что котенок прибился к ноге Дженсена. Искал защиты, спиной к самому надежному…

— Да не убью я тебя. Можешь не врать, — зло вырвалось и тут же осело в душе.

Тишина ничем не нарушалась. Дженсен молчал и больше не терзал свои руки. Кот застыл в воинственной позе. Сам Джаред разбитый сидел на полу. Надо было собраться. Первый раз, что ли? Его любовники и раньше узнавали, кем являлся Джаред. Другое дело, что они исчезали, стоило им только начать кричать об этом направо и налево. В основном, исчезали в психушках. Все-таки ведьмы были всюду, и…

— Эй, я не вру. Но все-таки, кто ты? — Голос Дженсена манил, как и раньше.

А чего бы и не рассказать? Джаред ничего не потеряет — уже потерял.

— Горгулья. Не как в мультиках.

— А как?

— Да ладно! Тебе интересно? — Хотелось выплюнуть что-нибудь обидное, но Джаред понимал, что это желание росло из разочарования.

Не Дженсена вина в том, что Джаред не человек. Он вообще ни при чем… или при чем?

Джаред встал с пола, собрался с мыслями и немного отошел. Как-то смущала близость к тому, кто несколько часов назад побывал глубоко внутри и подарил редкое наслаждение. И смущала эта близость в первую очередь из-за поведения Дженсена. Первая паника прошла, и теперь тот смирно стоял в своих путах, позволяя рассмотреть себя.

Весь в черном — обычно он так не выглядел, — Дженсен вполне соответствовал названной им профессии. Но все равно выходила неувязка с его общим поведением, вопросами про наркотики, отношением к детям...

— Давай ты честно расскажешь все, что мне стоит знать, а я расширю тебе взгляд на мир?

— Идет, — после недолгих раздумий согласился Дженсен.

2015-08-29 в 00:09 

History Dream
Вперед в прошлое!


А кто вообще от таких предложений отказывается? Дженсен же не дурак. В присутствии противника, которому даже определение толком дать не можешь, нужно принимать любые предложения. Джаред поражал силищей, а его условие было даже смешным, учитывая предыдущие действия Дженсена. Причин отказываться просто не было.

Конечно, он все рассказал. О заказе, о деталях и о заказчике. Тут он даже не нарушал никаких кодексов, все равно же ни хера толком не знал. Джаред слушал недоверчиво и обиженно. Наверное, Дженсен тоже обижался бы, если бы его трахнули и в ту же ночь взломали его квартиру. Двойное наебалово. Возможно, в силу собственного такого взгляда на ситуацию, Дженсен решил не вдаваться в ненужные подробности. Не рассказал ни о своей симпатии, ни про то, что в клинике увидел и что подумал… Все равно все было ложью… наверное.

Вот только Джаред внимательно слушал и явно скрупулезно сопоставлял факты, потому что первым его вопросом стало:

— Зачем ты ко мне влез? Я имею в виду… это же бессмысленно.

— А… ну, не хотелось мне как-то таскать тебя с мешком на голове по всяким складам. Ты тушу-то свою видел? — Дженсен попытался отшутиться, но сердитый взгляд Джареда не оставил ему выбора. — И дело мне сразу мутным показалось. Если бы не безденежье, обычное для этого сезона, я бы в жизни не взялся за работу с такими требованиями заказчика.

— Ты не ответил, — спокойно заметил Джаред и, скрестив руки на груди, прислонился задницей к дивану — ни дать ни взять обиженный мальчишка.

Дженсен не удержался и хмыкнул. Не стоило. “Мальчишка”, вообще-то, был чудовищем, и он среагировал на смешок. Правда, и среагировал как самый настоящий мальчишка. Подошел весь такой опасный… хорохорящийся. Джаред не пугал — завораживал. Как не ответить такому…

— Я хотел наркоту у тебя найти. Подумывал подбросить, но мне казалось, что у тебя и так есть. Странно ты себя вел. Вот я и собирался осмотреться, выяснить побольше, убедиться, что срок будет условным, и вызвать полицию. В моей работе тоже есть правила, и единственный способ отказаться от дела — огласка. В нашем случае — наркота. Я состряпывал себе отходные пути. Знаешь, не было у меня настроения работать… по личным причинам.

Последнее Дженсен сказал почти шепотом, но в полной уверенности, что его услышат.

Расчет оказался верным, Джаред, словно побитый щенок, сгорбился, снова отошел и теперь бродил из угла в угол. Весь растрепанный — и внутри, наверное, такой же. Самое время для попытки.

— Джаред, — позвал Дженсен как можно мягче. Тот дернулся, оправдывая все ожидания. — Развяжи меня. Не убегу.

И Джаред развязал. Кусая нижнюю губу, хмурясь, но развязал.

— Да беги. Мне-то что, — неубедительно пробурчал он. — Только не трепись о монстрах на каждом углу и все такое. В лучшем случае тебя поднимут на смех, в худшем — упекут в психушку.

— А вот об этом поподробнее. Я все честно рассказал, ты обещал ответную услугу.

Прежде чем начать говорить, Джаред забрал от ног Дженсена Кота, чьи уши то потешно топорщились в боевой стойке, то уходили назад для придания лютой серьезности. И только усевшись с ногами на диван, подчеркнуто глядя в окно, а не на Дженсена, он начал говорить:

— Да нечего особенно рассказывать. Многие сказки — правда, большая часть — нет. Не думай, что за каждым углом по монстру. Ничего подобного, да и главные чудовища все равно люди.

— Это я знаю. Пять лет в полиции и пять — в охотничьем бизнесе. Я повидал зверья. — Тут Дженсену и врать не надо было.

Он действительно повидал. Но сейчас ему хотелось видеть лучше. Свет с улицы стал совсем скудным, ураган начал свою пляску с гудением в вентиляции. Дженсен осторожно подошел к выключателю и врубил свет. Джаред зажмурился, кинул на него хмурый взгляд, но больше ничего.

— У подобных мне есть организация, там следят, чтобы не всплывали никакие откровения. Точнее, следят, чтобы все они были громко высмеяны в желтой прессе. К мировому господству мы не стремимся. Договор о покое, предполагающий наше полное невмешательство в политику и управление, подписали еще ведьмы в средневековье. Тогда их почти всех заставили поставить подпись кровью, так что сейчас его физически невозможно нарушить. Все твари, которые живут сейчас, так или иначе связаны той старой кровью. В общем, глобально люди в безопасности. Тебя же именно это интересовало.

Джаред не спрашивал — он утверждал и от этого казался еще более юным. И по сути он угадал, Дженсену было интересно. Только ему хотелось узнать гораздо больше, но он пока стремался задавать вопросы.



— А ты?

Джаред вздрогнул от этого вопроса. Ему хотелось закончить, не хотелось говорить, да и выяснять ничего не хотелось. Нужно было только одно: чтобы Дженсен ушел и никогда не возвращался. Но Джаред не смог бы этого потребовать, потому что страх, что Дженсен так и поступит, был сильнее. Дженсена иррационально не хотелось отпускать.

А ведь ну какие там чувства? Один раз трахнулись, пару раз поболтали. Ничего же по сути не было. Только притяжение с самого первого взгляда.

— Что я?

— Ты сам… не сочти меня за неуча, но я только мультики смотрел. Расскажи мне, как на самом деле.

Дженсен не улыбался, стоял у выключателя — и ни туда, и ни сюда. Может, и правда прогнать?

— На самом деле пять сотен лет назад я спас от костра ведьму. На нее уже написали донос, а к ее дому двинулись инквизиторы. Меня раздражали огни их процессии. Да и не любил я их никогда по понятным из популярной истории причинам. Обогнал по воздуху, а когда подлетел к дому ведьмы, увидел, что она уже почти отчалила. В повозку были запряжены странные огромные летучие мыши, и никто ей оказался не страшен. Сильная как… как… не знаю, я никогда не встречал сильнее. Наверное, ей показалась забавной попытка ее спасения, а может, доброта еще где-то в сердце жила, но она нашла в повозке лист и собственной кровью написала рецепт. Последовав рецепту, я стал человеком, каким ты видишь меня сейчас. Может, пойдешь уже? Тебе карьеру надо спасать.

Джаред рассказывал все это без особой цели. Взгляд упал на истерзанные запястья Дженсена, и настроение, и так упавшее ниже плинтуса, попыталось окончательно под него закопаться.

— Ого, — спустя какое-то время прокомментировал Дженсен.

Джаред на него уже не смотрел.

— Ты мастер сказать много, но при этом ничего не сказать. Уважаю. И… — Дженсен неожиданно плюхнулся на диван рядом. — За тобой другой охотник придет. Если я сольюсь, это начисто уничтожит мою репутацию. Единственное, что может ее спасти, это если я найду другого охотника, упрошу его взять дело и так далее и тому подобное.

— Вперед. Упрашивай. — Джаред обиженно надулся и показательно отвернулся, потому что отодвигаться было некуда.

Вот же наглость у некоторых. Мало того, что затащил Джареда в постель, так еще и поиметь с него хочет.

— Ты не понял. Я не хотел этого делать и до… — Дженсен замялся, подбирая слова, и вот тут Джаред уже повернулся к нему, вперился злым взглядом, ожидая, что там он придумает, — …до пикантного раскрытия всех карт.

— И?

— И-и-и… предлагаю обоюдовыгодное решение.

Джаред собственным ушам не верил. Этот… охотник!.. Средневековье долбаное прям. Этот охотник предлагал ему самому согласиться на то, чтоб с него еще раз поимели. Наглость перла изо всех щелей. Джаред уже собрался было послать его куда подальше, как вдруг хриплый и недовольный мявк оповестил о слишком сильном сжатии рук.

Перед глазами встал тот Дженсен, растерянный и настоящий. Тогда, ранним утром получив котенка вместо кофе, Джаред заглянул за ширму, увидел, что за ней. И ему понравилось то, что он увидел. Не меньше, чем картинка, которую мастерски плел выкладывал человек, рассказавший все, что касалось Джареда, и ничего о себе.

Обманщик. Охотник. Человек. Его губ касалась шальная улыбка, он сидел рядом и знал. Видел Джареда каменным чудищем, но все равно сидел рядом.

— Это решение мне не понравится? — все-таки сдался Джаред.

— Совсем не понравится.

2015-08-29 в 00:09 

History Dream
Вперед в прошлое!


Из квартиры Джареда Дженсен выходил на ватных ногах, стараясь не думать… ни о чем не думать. Уже наступило утро, всюду шныряли люди. Можно попробовать отвлечься на них.

Например, вон дамочка в бежевом пальто какая занимательная. Косыночка, темные очки и кроваво-алые, блядь, губы. Нет, другое что-нибудь. Парень, высокий как… Да на хер же! Дженсен уткнулся взглядом в асфальт и прибавил ходу.

Домой. Домой, рассматривая серый и восхитительно ни о чем не напоминающий асфальт. В кармане завибрировал телефон.

— Да.

— Здравствуйте. Мистер Дженсен Эклз?

— Да, — устало и раздраженно подтвердил Дженсен.

Не вовремя, кто бы это ни был.

— Вас беспокоят из «Сауф Дженерал»…

Дальше Дженсен только слушал. Сначала по инерции продолжал идти, а потом встал. Прямо посреди улицы, где шел. Его огибали люди, некоторые — с недружелюбными пожеланиями. А в ухо отработанным доброжелательно-сочувствующим голосом администратор больницы сообщала, что у Марка остановилось сердце. И что у Дженсена было два часа, чтобы попрощаться с усопшим в палате, но если он не может, то ему вышлют на электронную почту адрес морга. Все церемонии уже заказаны и оплачены, о деталях можно узнать у нотариуса.

— Я подъеду через полчаса, — в итоге подтвердил Дженсен и нажал на отбой.


Как добирался до «Сауф Дженерал», Дженсен помнил смутно. Его мир трещал, сука, по швам. Мало того, что в этом мире оказалось куда больше всего, чем Дженсен привык думать, так из него еще и отминусовались и без того малочисленные друзья.

Администратор встретила его у справочной стойки, вежливо сопроводила в самое тихое отделение больницы и бросила наедине с трупом. Не то чтобы для Дженсена это в первый раз. Но то было по работе. В личной жизни у него трупов было… Джон и Марк. Всего ничего. Многочисленные знакомые не считались, Дженсен привык воспринимать их как нечто преходящее и уходящее. Друзей Дженсен потерял уже почти всех.

У Марка была прическа совсем как у него самого. А выглядел он не спящим, а на хрен мертвым. Дженсен сделал шаг назад и чуть не заорал — сразу видно, нервы сдали, — почувствовав, как уткнулся спиной в кого-то теплого. Джареда, судя по тихому “Прости, напугал” знакомым голосом.

Немного отдышавшись и задавив панику, Дженсен спросил очевидно важное:

— Ты давно здесь? Следил?

— Угу, — виновато подтвердил Джаред. — Думал, что ты со мной играешь. Что снова наврал. И вообще, что тебя наняла ведьма, а может, и другое какое существо… Я не знаю. Просто сорвался и за тобой пошел.

— Как? У меня в ушах, конечно, стучит, но не настолько же...

— Я могу сливаться с тенями, и тогда меня не видно. Но это я в больнице так сделал. На улице все было проще. Ты вообще как зомби шел.

— Ясно. — Дженсен обеими руками сильно растер лицо, вдавливая пальцы в глазницы, отказываясь думать.

Руки мягко легли на плечи. Джаред не сразу решился, но все же притянул Дженсена к себе, крепко обнял, держа руки на спине, согревая и утешая. Внутри Дженсен смеялся в голос. Его утешал монстр. Это у него в жизни все слетело с катушек, или только он сам? Наверное, стоило радоваться привычке держать все в себе — он бы не пережил, если бы выложил все Джареду.

На границе сознания мелькнула мысль, что его вообще не должно волновать, как на него смотрит Джаред, но… волновало.

Ну и пусть.

Сейчас Дженсен устал, и пусть все будет как будет. Он обнял своего монстра в ответ.



Спустя три часа в уже привычном баре Джаред сидел и извинялся. За все. Даже за инквизицию. Дженсен с трудом его понимал — все-таки фразы были очень уж запутанные и дико непоследовательные.

— Эй, ты же понимаешь, что информации слишком много? И ты явно предполагаешь, что я должен что-то знать, но нет. Я не знаю, — в очередной раз перебил Дженсен, но Джаред это проигнорировал, да еще и огрызнулся.

— Впитывай порами. Это важно. — Джаред отхлебнул еще пива. — Значит так… ведьмы. Ведьмы — люди. Могут быть любого пола. Женщины чаще. Как и откуда взялась сила, я не знаю, но она передается от ведьмы к ведьме в основном с кровью. Если мать ведьма, то все ее дети тоже несут в себе силу, в равной степени сопоставимую с силой матери. Если отец ведьмак — то же самое. Сила не отпускает умирающую ведьму, ее надо передать…

— А что за кровавые письмена у тебя на стене? — Дженсену, вообще-то, было дико интересно все, что рассказывал Джаред, а стресс от смерти Марка и двести грамм виски сделали его весьма смелым и отважным. Он не боялся нового мира — как минимум до наступления похмелья. Но все же в первую очередь хотелось узнать о Джареде. В конце концов, Дженсен спал именно с ним, а не со всеми ведьмами и тварями в этом мире.

— А? Список? — Джаред растерянно вынырнул из своего рассказа. — Это для меня.

— И? Ты же понимаешь, что все это выглядит, как стена какого-нибудь маньяка?

— Ну, есть немного. Но это не она. — Джаред подался вперед. Видимо, посчитал, что так будет убедительнее. — Это… ты же видел меня у окна?

— С крыльями?

— А, ты только крылья рассмотрел… — интонацию Джареда Дженсен не смог определить, поэтому прибегнул к прекрасно работавшей с ним честности.

— Еще очертания странные. Руки как… лапы, что ли…

— Ну да. В общем, я же горгулья. Каменный монстр. Меня ведьма таким сделала в столетии так пятнадцатом, а это зелье помогает…

— Да я услышал это, еще пока у тебя был. Значит кровавое зелье… И как добываешь?

— По-разному. В основном вычисляю ведьм и тварей. Подобные мне могут знать ведьм, а иногда их кровь на некоторое время прокатывает в качестве замены. Детей и умирающих найти вообще легко. Всегда было легко. Я никого не убиваю, если ты про это. Вот только с девственницами последние лет сто проблемы.

Дженсен аж подавился.

— Это какие? — откашлявшись, решил уточнить он.

— Спать мне с ними не хочется. Думаю, ты заметил, почему. Соответственно, проблема забора крови. В больнице устроиться было бы удобнее всего, но я предыдущие лет пятьдесят там проработал. Сейчас все публично, с фотографиями. Вот я и решил сменить поле деятельности, чтобы рожей не мелькать.

— Думаю, с меня подробностей хватит. — Дженсен хмыкнул в свое пиво и под столом получил ботинком по ноге.

2015-08-29 в 00:10 

History Dream
Вперед в прошлое!


Джаред таким счастливым не был уже давно.

А еще таким занятым.

После посиделок в баре Дженсен выдал ему инструкции, в которых Джаред тут же попытался заблудиться. Но спустя несколько удивленных взглядов, раздраженное пояснение и весьма доходчивую демонстрацию на примерах до Джареда дошла вся структура плана.

Вторника он ждал с нетерпением. Они на всякий случай встретились еще и в воскресенье. Джаред завалился к Дженсену с Котом и пивом, они смотрели голимые ужастики, а он еще периодически отвечал на тупые вопросы типа “а такое бывает?” В общем и целом, Джаред был счастлив. Да, его горячие взгляды Дженсен словно бы не замечал, но и так сойдет. Все-таки их перепихон был скорее порывом.

Об этом порыве, кстати, разговор у них тоже зашел. Джаред честно признался, что впервые словил такую передозировку, но умолчал о причинах. Не хотел докучать Дженсену своими чувствами, к тому же, им сейчас было комфортно с взаимными вполне дружескими.

Вторник наступил слишком быстро.

Из-за того, что Дженсен настаивал на достоверности происходящего, Джаред был весь как на иголках. Да, он знал, что к нему в квартиру вломится мужик в маске, потому и оставил Кота у Дженсена, но знание это нервозности не убавляло. Как и знание того, что мужиком в маске, собственно, будет Дженсен.

Когда все началось, и ему прилетело по башке заранее оговоренным ударом, Джаред поспешил вырубиться. И оказалось, что по-настоящему. Когда его аккуратно уложили в багажник уже с мешком на голове и ощупали голову, Джаред успокоился. Дженсен.


До прихода на склад Джаред волновался, но потом, услышав спокойный и знакомый голос заказчика, перестал. Надо же… Жаль, нельзя было Дженсену прямо сейчас сказать.

— Заказчик, — поздоровался Дженсен, встряхнул Джареда, а тот вскрикнул, как и договаривались. — Мешок снимать, или на слово поверите?

— У вас отличная репутация, мистер охотник, я вам верю. — Недолго повисела тишина, и заказчик продолжил: — Деньги переведены. Вы свободны.

— Э, не, мистер заказчик. Я обязан удостовериться, что трупа с утра здесь не найдут.

— Не волнуйтесь. — Джаред прямо увидел брезгливую физиономию мистера Грея. — Никаких трупов. Можете даже обыскать меня — оружия не найдете.

— Без проблем.

Джаред стоял и слушал копошение. Дженсен и правда пошел проверять. Наверное, стоило заранее сказать, что умереть Джаред может только в своей каменной форме под лучами солнца. Очень уж хотелось думать, что о нем на самом деле волнуются, а не снова беспокоятся о достоверности.

— Так, мне вас оставить? — Голос Дженсена звучал до ужаса холодно, и где-то там ему, по всей видимости, кивнули. Сердце Джареда ускорило бег и тут же успокоилось, когда Дженсен, проходя мимо, мимолетно коснулся его локтя. Мелочь, может, случайность, но Джареду хватило.

Да и опасности не было.

Минута, две. Десять. Мистер Грей думал, что он еще не раскрыт. Джаред слушал цоканье каблуков классических туфель по бетонному полу. Оба ждали.

— Мистер Падалеки, надеюсь, вы простите мне мои методы. Возможно, я не желаю смотреть вам в глаза, а может, боюсь, но, поверьте, все оправданно.

Джаред и так догадался кто перед ним. Он столько прожил, столько увидел, но на память не жаловался никогда. Она вообще у него как у подростка. Он же именно подростком прекратил свое человеческое существование. Мистера Грея, настоящего отца Стэнли, Джаред видел лишь раз, но все равно отлично его запомнил. И голос запомнил. В основном из-за того, что Джареду тогда устроили выволочку за Стэнли.

— Я не жду, что вы проявите вежливость, но хотя бы кивните, если слушаете меня.

— Я слушаю вас, мистер Грей, — решил не темнить Джаред.

— О… вы узнали.

— Сложно не узнать. Вы меня тогда впечатлили.

— Мне стыдно, но в тот день я только узнал, что мой сын женщинами не особенно интересуется и что внуков мне не видать. Естественно, я злился на его парня.

— Вы ошибаетесь, мистер Грей. И тогда ошибались. — Джаред устало вздохнул. Надо же, какую кашу может заварить посланный на хер отец.

Год назад... Джаред тогда зашел к Стэнли домой, поведясь на попытки соблазнения и немного польщенный таким настойчивым вниманием. Кто же знал, что он окажется в центре конфликта отцов и детей, а Стэнли выберет офигенный момент для каминг-аута? Мог бы и поберечь отца — тот тогда зашел просто сына проведать, а выскочил за дверь злой и белый как простыня.

Вот тебе и итог.

— Позвольте это мне решать, мистер Падалеки. Думаете, этот человек, похитивший вас, единственный в своей профессии, кто работает на меня? Нет. Я уже год слежу за сыном. За его бесконечными интрижками и бессистемной сменой ухажеров. Они все похожи на вас. В клубах он снимает только высоких шатенов. Мы, кстати, помирились. Спасибо вам.

Джаред только морщился на каждом слове, пока не услышал последнее. Если бы мистер Грей не оказался таким чокнутым папашей, Джаред даже спросил бы, за что спасибо. Но вскоре оказалось, что без знания его и так не отпустят:

— Знаете, мистер Падалеки, я же нанял этого охотника, чтобы выяснить ваши слабые стороны. А вы взяли и снова явились в жизнь Стэнли. И тогда он мне позвонил. Бубнил, что любит вас. Просил прощения за грубость. Просил прощения, за то, что вырос неправильным. Снова стал моим славным мальчиком. Но несчастным. Вот тогда я и подумал, что вы, возможно, не так уж и гомосексуальны. А вы сразу все испортили. Сами спровоцировали нашу встречу.

Джаред за мыслью мистера Грея следил с трудом, но чувствовал, что пришла пора вставлять извинения и заверения в раскаянии.

— Мистер…

— Я не закончил, — металлическим голосом перебил мистер Грей, но продолжил уже своим обычным тоном. — Сначала я собрался если не женить вас на первой попавшейся девчушке и избавить моего сына от такого человека, то хотя бы устроить вашу счастливую совместную жизнь. Но у вас, мистер Падалеки, словно и нет скелетов в шкафу. Все, что я могу, это угрожать раскрытием вашей ориентации в школе, куда вы устроились работать. Ну и расправой, конечно же.

Джаред сглотнул, когда мистер Грей замолчал на таком пикантном моменте. Вот же невезуха. А что, если он где-нибудь припрятал пистолет? Ну застрелит он Джареда, а толку? Только Джареду придется переехать. Хотя, похоже, и так придется. Надо уже что-нибудь сказать…

— Так чего вы от меня хотите, мистер Грей? Я не люблю вашего сына и никогда с ним не спал. А уж о глубине его чувств и вовсе не догадывался до этого самого вечера. — Джаред подумал немного и решил, что пора завязывать. Пусть понервничает и поймет, что Джаред не боится. — И в мешке мне стоять надоело.

— Потерпите еще немного. Я сказал все, что хотел сказать. Мы подошли к главной части — коммерческому предложению.

— Я весь внимание.

2015-08-29 в 00:11 

History Dream
Вперед в прошлое!


Вроде бы ждать Дженсена научили еще в полицейской академии, но сейчас он с трудом справлялся с волнением. Хорошо хоть этот мистер Грей приехал на встречу один и место выбрал с каким-то своим интересом. Зато подслушивать у вентиляции оказалось очень даже удобно.

Дженсену особенно понравилась часть про навсегда уехать из города и никогда больше не встречаться с Стэнли, “позволить забыть”. И все это за один миллион йен — вот это папочка! Да Дженсен за такую сумму и сам готов был исчезнуть со всех радаров. И на выправку новых документов хватило бы, и на квартиру, и на новую жизнь.

Когда Джаред сказал “да”, Дженсен понял, что не ждал ответа, затаив дыхание. Глупо-то как. А еще про себя — там, где ему было некого стыдиться — он назвал Джареда “хорошим мальчиком” и даже похвалил за правильный и умный выбор. Попрощался навсегда и приготовился забыть.

Он как раз сидел под крышей в самом темном углу, когда из склада вышел его заказчик и Джаред следом. Уже развязанный и без мешка. Они попрощались, но подвозить Джареда мистер Грей не собирался. Бросил: “дойдете как-нибудь”, сел в свой джип и свалил к хуям. Вот же мудила, здесь же километров десять пиликать по пересеченной местности!

Джаред стоял и оглядывался. Искал.

Решив долго не мучить, Дженсен спустился со стены и предложил единственное, что мог:

— Подвезти?

— Не откажусь. — Джаред расцвел в улыбке, которая тут же погасла.

Как ни странно, Дженсен разделял его настрой.


До машины, спрятанной в дальних кустах, они шли молча. Разговорились уже в ней. Джаред рассказал про мистера Грея, Дженсен притворился, что не подслушивал, и удивлялся в нужных местах. Джаред с гораздо большим упорством, чем когда стоял с мешком на голове, подчеркивал, что не спал со Стэнли, а Дженсена совсем не это волновало. Странно, но ему не хотелось, чтобы Джаред Падалеки пропадал из его жизни.

И об этом Дженсен сказал. Конечно, совсем другими словами. В основном упирая на комичность ситуации, где у сказочного существа оказались совершенно человеческие проблемы. Джаред тоже над этим посмеялся.

В квартиру Дженсена Джаред заходил, уже даже не пытаясь притворяться веселым.

— Он мне дал три дня… до смешного мало. Я успею только билет на самолет купить да вещи кое-какие собрать. — Джаред словно объяснял это Коту, который подбежал к двери встречать и тут же оказался на руках.

Абсурдно сильно хотелось посучить и пропустить с трудом выжатую реплику мимо ушей. Но Дженсен так не поступил. Он хлопнул Джареда по плечу и предложил:

— Можешь Кота у меня оставить.

Джаред уставился на Дженсена так, словно тот только что вырвал его сердце. Ну что такого? Предложение как предложение. Он же сам эту животину на него навесил, понятное дело, что и кусочек ответственности должен на себя взять.

— Я его не оставлю, — наконец оскорбленно заявил Джаред.

Пожав плечами и буркнув “тогда оставь, пока собираться будешь”, Дженсен прошел вглубь комнаты и сразу бухнулся на кровать. Он, кстати, устал.

— И вообще, кота твоего без прививок на самолет не пустят. Давай я его пару недель подержу, а потом отправлю, куда скажешь. Телефон мой у тебя есть — пиши.

Дальше как бы подразумевалось “адью”. Вали прям щас, дверь вон какая заметная. Не хотелось щенячьих прощаний, а Джаред, казалось, именно их и собирался устроить. Мялся у двери со своим котенком на руках и вообще не выглядел порно-мечтой, но его хотелось. Хотелось погладить по волосам и пообещать, что все будет хорошо. Хотелось снова трахнуть, а утром рассматривать его татуировки. Хотелось слушать о мире, о котором Дженсен и не подозревал. Даже его паранойе было очень жалко отпускать Джареда, ведь тот являлся ценнейшим источником информации, необходимой ей для поддержания спокойствия в организме.

Но все, что Дженсен мог себе позволить, это небольшой прощальный подарок им обоим. Он развернулся на кровати, сел, посмотрел Джареду в глаза, и тому хватило лишь кивка. Правда, метнулся он сначала в душ и только потом — в постель к Дженсену.

В этот раз Джаред не строил из себя ничего и никого. Целовался жадно, обнимал крепко, а в порыве страсти даже успел отсосать Дженсену и сесть на Кота, решившего проверить, что там такое веселое происходит на кровати без него.

Кот под несчастными взглядами Падалеки был заперт в ванной. Но Дженсен быстро загладил вину лаской. Джаред горячо ее принимал, отдавал сторицей и в целом был мечтой, которую Дженсен даже помечтать еще не успел.

Входя в Джареда, Дженсен ловил стоны с губ, удивлялся огромной силе — покорной и жаждущей совсем не победы. Джаред льнул к прикосновениям, вздрагивал, когда Дженсен целовал его в коленку, давя при этом членом на простату. Подавался на встречу и отдавался с той же страстью, с какой чуть позже брал. Если уж пробовать, то почему не все?

Утром, пока чудище из сказок сладко посапывало мордой в его подушки, Дженсен позвонил Гэри. Рассказал о Марке, сказал, что аннулирует договор на их логово на троих — еще месяцок только сам поживет, — узнал, что Гэри как раз не хотел возвращаться. Со спины Джареда в Дженсена целился нарисованный сломанный арбалет.

Спустя три дня Джаред уехал.


Эпилог.


Спустя неделю Джаред лично вернулся за Котом. Вернулся через окно Дженсена в своем жутком каменном облике. Внял проповедям о прививках, но взял с Дженсена обещание, что тот самолично через неделю привезет Кота — привитым и не таким мистически-воздушным путем.

Дженсен поехал через две. Вернулся через месяц уже в свою настоящую квартиру. Вернулся полный сомнений и решимости все тщательно взвесить. Джаред снова явился к нему в окно, и взвешивать пришлось под умоляющий влюбленный взгляд.

Через восемь месяцев уже Джаред высказывал Дженсену, что, отводя животное на прививку, нужно внимательно слушать ветеринара. Или хотя бы просто слушать. И что им теперь делать с тремя котятами, которых родил прямо на любимый коврик Джареда их немного располневший в последнее время Кот? В этот и подобные ему моменты Дженсен вспоминал что Джаред — чудовище настоящее. И думал, что лучше тихо идти расклеивать объявления о пристройстве в добрые руки трех очаровательных серых комков шерсти.


2015-08-29 в 01:36 

emty
волшебные трюфеля
Долгое путешествие, текст пока не читала, оставила на утро, но коллажи - у меня нет слов:buh::buh::buh:

2015-08-29 в 03:57 

LenaElansed
Жить - удовольствие.
спасибо за шикарную историю и позитив )) я и не думала, что Джареда просто хотели подкупить и с глаз долой у пацана, боялась плохого
Кот хорош! Правильно ))

2015-08-29 в 05:17 

alinea
отвечает Александр Друзь
спасибо )))

2015-08-29 в 12:10 

ДавыдоФФ
Очень понравилась история! Спасибо! :hlop:
Коллажи супер!

2015-08-29 в 12:29 

ivla
А на небе только и разговоров, что о море
Какая история! Мистика, сказка, красавец и чудовище, ужасное снаружи, необычайно прекрасное внутри.. Спасибо! Иллюстрации усиливают атмосферу восприятия :heart::heart::heart:

2015-08-29 в 14:47 

Seleya
Увижу — поверю, сказал человек. Поверишь — увидишь, сказала Вселенная. (c)
Очень понравился фик! Парни такие милые в своей влюблённости, делающие глупости и сомневающиеся.
Коллажи офигенные )))
Спасибо!

2015-08-29 в 18:42 

listokklevera
В женском аду все мужчины - геи. В мужском, кстати, тоже.
Прекрасная сказочная история и прекрасное оформление! Спасибо!!! :white::red::white:

2015-08-30 в 00:15 

Паранойя Либестуд
- А это точно поможет? - спросила царевна Несмеяна, осторожно затягиваясь...
чудесный текст. спасибо!

2015-08-30 в 00:34 

History Dream
Вперед в прошлое!
emty, надеюсь и текст понравится)))

LenaElansed, мне очень приятно это слышать). Рада, что мое видение интриги понравилось))).

alinea, и вам)

ДавыдоФФ, мне очень лестно!

ivla, не смотрела на эту историю с такой стороны, но теперь пригляделась))).

Seleya, я очень рада!

listokklevera, мне очень приятно).

Паранойя Либестуд, польщена).


2015-08-30 в 08:35 

tamriko561
Замечательная история,очень цельная,ни убавить-не прибавить!
Коллажи бесподобны,особенно понравился,где Джаред один,хотя и так,каждый увеличивала и с удовольствием рассматривала.Спасибо авторам всего этого,я не говорю отдельно о текст и коллажах,поэтому спасибо всем!

2015-08-30 в 10:52 

boeser_Kobold
Депресняк наооборот
Ну и накрутили Вы, автор, у меня было столько версий по ходу прочтения: и что Джареду понадобиться кровь обманщика Дженсена, потом что Джареду понадобиться кровь умирающего друга Дженсена, потом что за Джаредом охотится ведьма - и ни одна не сработала :lol:
Заказчик - беспокоящийся за свое чадо отец - это было сильно :lol::vict:
Арты клевые, особенно понравился первый после баннера, на нем такой одинокий и отчаянный Джаред :weep3:
Спасибо, чудесная работа! :heart:

2015-08-30 в 11:15 

dark_seven
born to be... там разберёмся
невероятная работа! :hlop::hlop::hlop:
и история чудесная во всех смыслах, и коллажи прекрасны до потери возможности выражаться внятно :heart::heart::heart:

спасибо, команда, за такое чудо! :love:

2015-08-30 в 11:36 

RafferJJ
Какая чудесная история и красивые арты! Большое спасибо за такое удовольствие! :hlop:

2015-08-30 в 12:58 

Steasi
Давненько я не спала полночи: не могла оторваться, пока не дочитала :inlove:
Спасибо большое за историю. :heart::heart::heart:
Автор вы очень здорово описали меняющееся состояние Джареда. Джаред вообще сразил наповал. :inlove:

Коллажи красивые:)) Особенно понравился первый арт с Джаредом :heart:

Шикарная командная работа :)))

2015-08-30 в 16:53 

lirish
Очень увлекательная история и чудесное оформление!Арты добавили визуальные эмоции!
Еще бы ссылочку к таким большим текстам,чтоб с планшета читать!Плииз!
💖💖💖💖💖

2015-08-31 в 09:22 

juliya020381
спасибо большое, чудесна история.:hlop::hlop::hlop:

2015-08-31 в 13:06 

Alushka*
...в мире нет ничего плохого или хорошего, все зависит от того, как смотреть на вещи...
Действительно чудесная история, написанная прекрасным слогом.
Прочла с огромным удовольствием - не могу не поаплодировать фантазии автора! Спасибо!:red:
И оформление на уровне. :flower:

2015-08-31 в 20:53 

Serinit
Похуй, пляшем
текст чудесный, и Джаред совершенно очаровательное чудовище))
спасибо!

2015-09-01 в 12:12 

Житель палаты
Капитан знает всё. Но крысы знают больше. (с)
tamriko561, спасибо, нам очень приятно!

boeser_Kobold, Ы :-D Я так не часто, но иногда поступаю)). Надеюсь, было интересно))).

dark_seven, польщена безумно :shy:

RafferJJ, вас спасибо)

Steasi, ох, мне очень и очень приятно! Джареда, как оказалось, я вообще люблю помучить)))

lirish, я у себя в дневнике сделаю). Не подумала что-то как то сразу(.

juliya020381, пожалуйста :sunny:

Alushka*, спасибо, я очень рада, что история тебе понравилась).

Serinit, польщена))).

2015-09-01 в 16:33 

Неттл
Прелесть какая невероятная ))))

2015-09-01 в 18:34 

Житель палаты
Капитан знает всё. Но крысы знают больше. (с)
Неттл, спасибо)

2015-09-03 в 04:49 

_CoffeeCat_
по осколкам глобуса
:buh:Вау какой мир, какая история :buh::buh::buh::up:

:white:

2015-09-04 в 12:14 

Житель палаты
Капитан знает всё. Но крысы знают больше. (с)
_CoffeeCat_, спасибо!!! :heart:

2015-09-06 в 19:30 

tanAD
why does everyone assume I smoke weed?
Житель палаты, потрясающая история! прочла на одном дыхании! :heart: да ещё и в сопровождении такого великолепного арта! :inlove: безумно понравился Джаред. Спасибо!

2015-09-07 в 00:36 

Житель палаты
Капитан знает всё. Но крысы знают больше. (с)
tanAD, спасибо, нам с артером очень приятно)

2015-09-07 в 20:23 

safrus
На телевидении сейчас самый добрый канал – эротический: ни тебе взрывов, ни убийств, всё друг друга любят... (с)
Прелестная работа и неожиданная интрига, спасибо.

2015-09-08 в 02:28 

Увлекательная история. И написано здорово! Арты поддерживают атмосферу и интригу.
Отличная работа. Спаибо большое!!! :)

2015-09-09 в 15:20 

Житель палаты
Капитан знает всё. Но крысы знают больше. (с)
safrus, я рада, что понравилось).

NastyaRN, Вам спасибо, что поделились мнением!

2015-09-18 в 13:30 

Только сказки
Скорей, чем я тебя покину, сойдут снега с высоких гор
Житель палаты, спасибо большое за историю, она прекрасна. Вчера прочла, сегодня перечитала и еще, кажется, буду.:)
Потому что легкость, чувство юмора, оригинальность замысла, слог - да, все это есть и все радует. Но главное тут все-таки - что герои прописаны ужасно человечными, и этим очаровывают.
Это ведь вопрос не только достоверности, но и привлекательности - как если бы сперва читатель убеждался, что такие вот создания точно бывают, а потом приходил к выводу, что и лично он бы хотел с ними знаться.:) И тогда уже особенно притягательны они оказываются тем, что и сами - существа благодарные, вопреки всему способные ценят человеческое отношение в других. Ужасно утешительно это выглядит.
Ммм... а еще я, кажется, прямо на примере этой истории наконец-то нашла у себя хоть какой-то кинк, и это было неожиданно.:)

2015-09-20 в 10:20 

Житель палаты
Капитан знает всё. Но крысы знают больше. (с)
Только сказки, мне невероятно приятно было читать ваш отзыв!
Я тоже люблю все истории сквозь героев).
И если не секрет, то за кинк вы обнаружили?)))

2015-09-20 в 16:22 

Только сказки
Скорей, чем я тебя покину, сойдут снега с высоких гор
Житель палаты, читать дальше

2015-09-20 в 22:47 

Житель палаты
Капитан знает всё. Но крысы знают больше. (с)
Только сказки, о, как я вас понимаю! Сама кинкую на эту тему, что по мне не сложно заметить :shuffle2:

2015-09-20 в 22:59 

Только сказки
Скорей, чем я тебя покину, сойдут снега с высоких гор
Житель палаты, это я удачно вас нашла.:)

2015-09-21 в 10:53 

Житель палаты
Капитан знает всё. Но крысы знают больше. (с)
Только сказки, :shy: надеюсь, вам понравятся и другие мои фики)

2015-09-21 в 14:14 

Только сказки
Скорей, чем я тебя покину, сойдут снега с высоких гор
Житель палаты, уже понравились.:) читать дальше

2015-09-21 в 15:51 

Житель палаты
Капитан знает всё. Но крысы знают больше. (с)
Только сказки, мне приятно слышать, что фики понравились).
читать дальше

2015-10-15 в 15:50 

Только прочитала, так много работ. Ваша замечательная. Я вас читаю на фикбуке, там все прочитала, но не знала, что на дайри вы тоже есть. Спасибо за все ваши прекрасные работы :white:

URL
2015-10-15 в 15:59 

Житель палаты
Капитан знает всё. Но крысы знают больше. (с)
Гость, я именно на дайри обитаю, здесь все раньше появляется))). Фикбук использую как архив, поэтому и переношу иногда с оозданием сильным :shy:
Вам спасибо, рада, что фик понравился!

2016-02-04 в 15:32 

Чудесно написано!!! Спасибо!!!:heart::heart::heart:

2016-02-04 в 19:55 

HelgaYlo
Лучше быть добрым злыднем, чем злым добряком!!!! (из Дмитрия Мансурова про Кащея Бессмертного)
Спасибо! История прелестная!

2016-02-05 в 17:02 

Житель палаты
Капитан знает всё. Но крысы знают больше. (с)
nataliya990, мне очень приятно))).

HelgaYlo, я рада!!!

   

AU-FEST

главная