Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
22:01 

Команда Прошлого. День пятый: Винил (сонгфик/музыкальное ау)

History Dream
Вперед в прошлое!
Название: На кончиках пальцев
Автор: History Dream
Артер: History Dream
Бета: анонимный доброжелатель
Размер: миди, 5 300 слов.
Пейринг/Персонажи: J2; Джаред/ОМП
Категория: слэш
Жанр: AU, ангст, романс
Рейтинг: PG-13
Дисклаймер: Все происходящее было так давно, что права ещё нужно доказать!
Саммари: Звуки фортепиано словно рождались в воздухе ночи, кружились и проникали сквозь кожу, заставляя непроизвольно двигаться в такт. Нервная, стремительная хроматическая мелодия одновременно отталкивала и притягивала. Падалеки остановился, потер вновь загудевшие виски, и заставил себя вслушаться. Звучание накатывало, нарастало и ниспадало, подобно волнам. Усталое удивление внутри росло: ну, кому пришло в голову музицировать среди ночи?
Примечание: музыкальное AU

Скачать: .docx | .docx (c артами)



Мы меняем мир внутри себя —
музыка меняет мир вокруг нас.
Д.Эллингтон

Ночной воздух являл собой термоядерную смесь дыма, дорогого парфюма и соли — отличительная черта Южного Майами. Опустившиеся на город сумерки не принесли долгожданной прохлады — лишь влажную, выматывающую, будоражащую тропическую духоту с лёгким, почти неощутимым оттенком океанского бриза.
Выскочив из дверей ночного клуба и кубарем скатившись вниз по ступеням, Джаред Падалеки с жадностью вдыхал этот ночной коктейль. В висках гулко пульсировало. К чёрту всё! Вниз, вниз по ступеням, вот и парковка. Рядом с машиной Джаред резко притормозил и, вцепившись пальцами в такой неуместный сейчас галстук, тяжело привалился к нагретому металлу и закрыл глаза. Стоп, хватит. Думать, анализировать, искать оправдания — этим дерьмом он сможет пострадать позже. Джаред устало потёр воспалённые веки и поднял глаза в чернильное небо: непроглядная, тёмная, словно душа самого дьявола, южная ночь уставилась на него своим единственным и немигающим оком — огромная, мертвенно-белая луна нависала над горизонтом. Что ж, он и так слишком долго был глупцом. Время вышло.
Сейчас ему просто необходим кусочек одиночества, сдобренный хорошим виски.




Download Phil Collins In The Air Tonight for free from pleer.com

Антрацитовая лента дороги бесшумно стелилась под колеса, змеиными кольцами извиваясь и убегая вдоль побережья. Это именно то, что ему сейчас нужно. Ночь. Шоссе. И бешеная, переполняющая сердце адреналином скорость. Чтоб вымело, вынесло набегающим потоком всю дурь, все мысли из невыносимо гудящей головы.
Джаред чуть прикрыл глаза, глядя в освещённую фонарями бесконечность хайвэя, и вдавил педаль газа в пол. Мотор негромко рыкнул, и «Дайтона» чёрной глянцевой пантерой рванулась вперёд.
Давай, детка. Покажи себя. Вырви меня из этого города. Из этого мира. И чёрт с ним, с бизнесом, с планами на будущее. Чёрт с ним, с Эваном! Невозможно всё время жить и задыхаться. Словно твоё сердце вырывают каждый божий день. А вечером — жарким, ленивым, щедро политым вином и сексом — снова исцеляют, грубо сшивая ошмётки.
Он так устал от всего этого.
Где-то за спиной, в неоновых отблесках ресторанов и ночных клубов, быстро таял Саут-Бич(1). Шоссе резко пошло вправо, и Падалеки с видимым сожалением сбросил скорость, въезжая на дамбу. Впереди замелькали огни Ки-Бискейн(2).
Купив пять лет назад уютный дом здесь, на Майами-Дейд, Джаред со смехом втолковывал друзьям, что когда-нибудь станет отшельником и навсегда осядет тут, между океаном и небом. Чад тогда чуть живот от хохота не надорвал, в красках и гримасах описывая, как Падалеки — известный бизнесмен, ценитель и завсегдатай роскошных ресторанов и клубов — приезжает в свой домик на Ки-Бискейн, минуты две с ужасом обозревает скучные пустынные пляжи, национальный парк и заслуженных пенсионеров, после чего срывается и со скоростью ракеты возвращается на материк, раз и навсегда зарекшись «отшельничать».
Но сейчас Джареду хотелось только одного — укрыться поскорее в самой глубокой норе, захлопнуть дверь, отключить телефон и выпасть из своей жизни на энное количество часов. А может, и дней. И приобретённый по случаю коттедж на крохотном острове подходил для этого как нельзя лучше.
Спустя пятнадцать минут «Дайтона» бесшумно прошуршала по подъездной дорожке к воротам небольшого особняка.



Не зажигая свет, Джаред прошёл в гостиную. Его окружила непривычная уху тишина. Не сверкали неоновые рекламы, не грохотала музыка, не ревели моторами дорогие спорткары всех мастей. Только слегка шелестел в листве ветер, и где-то вдалеке слышался океанский прибой.
В неверном свете уличных фонарей, проникавшем в комнату, затянутая в чехлы мебель напоминала серые бесформенные надгробья на муниципальном кладбище. Он сделал несколько шагов вперёд и медленно опустился на жёсткий ворс дивана. Мысль о душе и переодевании умерла, не родившись. К чёрту. Всё к чёрту. Внезапно навалившаяся усталость сделала тело ватным и непослушным. Ускользающим в сон сознанием Джаред ещё пытался осмыслить всё произошедшее сегодня, но разум уже милосердно отключался. И тихо звучащая вдали мелодия показалась просто… сном.



Пробуждение было достаточно мерзким — за ночь в неудобной позе на диване затекли ноги и руки, и немилосердно тянуло в пояснице. Падалеки с трудом сполз на пол и поплёлся в кухню. Желания раздваивались: тело требовало ударной дозы кофе, а мозг, прокручивая перед глазами увиденное и услышанное вчера в клубе, с удвоенной силой жаждал виски.
Джаред устало потёр глаза и несколько минут сидел за столом, тупо уставившись на вазу с фруктами. После чего поднялся, поставил кофе и решительно достал из бара бутылку. Кофе с коньяком с самого утра — определённо прямая дорога в красочный мир алкоголизма. Да и то, как Падалеки повёл себя вчера, тупо сбежав, не добавляло ему шарма даже в собственных глазах. Что ж, пусть так. Ему сейчас просто необходимо делать что-то выходящее за рамки.
День он провёл, спустившись к берегу. Пляжи были пустынны в это время года. Океан и небо слились воедино на кромке горизонта, и, до боли вглядываясь в едва намеченную линию, Джаред ощущал странное умиротворяющее оцепенение. Лёжа на тёплом и влажном от утренней сырости песке, он невольно прокручивал в голове случившееся.



Мысли и воспоминания мелькали со скоростью гоночного болида.
Вечер знакомства, университетский дворик в закатных лучах, и худощавый парень с необыкновенно светлыми, льняными волосами и серыми глазами редкого, почти серебристого оттенка, сосредоточенно листающий фолиант по истории древнего мира. Джареда тогда поразило, насколько Эван красив. Идеален. Совершенен.
Встречи, подарки, поцелуи. Неуклюжие попытки Джареда объясниться в чувствах, а в ответ — немного рассеянная, но всё понимающая улыбка. А после — такое долгожданное и, как думалось, вечное счастье. Падалеки ощущал себя центром вселенной, эйфория сбывшейся мечты полностью отключила способность что-либо замечать вокруг.
Эван-Эван-Эван.
Закрытый в своих мыслях, умеющий контролировать эмоции, но вместе с тем юный, светлый, невероятно завораживающий своей немужественно-нервной красотой, Эван придавал их отношениям какой-то сюрреалистический флёр. Падалеки иногда казалось, что он то ли парит в воздухе, ощущая себя властелином мира, то ли стремительно падает, теряясь в пространстве и времени. В каждом вздохе, в каждой мысли был только Эван. Словно морок, неведомая магия, словно наркотик — он притягивал к себе всё сильнее и сильнее. И плевать, что вдруг довольно сильно пошатнулся с таким трудом налаженный бизнес. Плевать, что друзья — те самые, настоящие, верные — сначала лишь молча пожимали плечами, делали робкие намеки, неодобрительно отзываясь о джаредовой пассии, а потом вдруг перестали появляться и даже звонить. Плевать, что на подарки утекали огромные суммы. Эван был рядом — всегда, каждую минуту. Лениво подрагивая ресницами, он бесшумно возникал из глубины комнат и всё с той же мечтательной полуулыбкой касался своими алебастрово-бледными пальцами джаредова лица, проводил незримую тонкую линию вдоль шеи, вниз, опутывал прохладными руками распалённое от прикосновений тело. И сил выяснять отношения или злиться у Джареда уже не было. Хотелось лишь касаться, ощущать, ласкать это податливое тело. Ещё хотелось драйва, бешеного накала с лёгким оттенком агрессии. Но Эван никогда не позволял себе стремительности или бешеной страсти. Он был весь словно вода — извивался, плавно перетекал вниз, на колени, ласкал сначала сквозь ткань. А потом, медленно и неторопливо освобождая себя и Джареда от одежды, оплетал пальцами возбуждённый член, поглаживал ствол, невесомо касался губами блестящей головки, затем вбирал её в рот и творил нечто абсолютно невообразимое. И все мысли, сомнения и даже гнев Джареда растворялись в ритме неотвратимо накатывающего наслаждения.
«Счастливая вечность» оказалась длиной в два года. И закончилась вчера вечером, тривиально и пошло, в туалете одного из лучших ночных клубов Майами.
На той закрытой вечеринке Эван блистал, впрочем, как и всегда, вызывая приступы неконтролируемой зависти среди Джаредовых конкурентов. В неоновом свете, двигаясь под музыку, Эван казался пришельцем из космоса.
Беседа затягивалась, официанты бесшумно сновали среди столиков, разнося напитки. Где-то в середине вечера Падалеки потерял бойфренда из виду, вынужденно выслушивая зануду Фила Ламберта, главу калифорнийского филиала. Музыка в стиле техно становилась всё громче, Фил бубнил о необходимости экономии средств всё навязчивее, а духота сводила с ума. Джаред мысленно сосчитал до десяти, чтобы не сорваться, торопливо извинился и улизнул в коридор.
Зеркальная стена в полумраке отражала никотиновый туман, сполохи огней и колышущееся в такт мелодии море людских фигур. Падалеки немного задержался, вглядываясь в отражение. Почему-то именно сегодня он чувствовал себя особенно мерзко. Словно вот-вот должно произойти что-то из ряда вон выходящее, что-то плохое. Так, надо просто найти Эвана и возвращаться домой.
Туалет, как и предполагалось, нашёлся в конце длинного тёмного коридора и оказался на удивление пустым. Пара бокалов шампанского и головная боль ощутимо давала о себе знать, и Джаред, устало прикрыв глаза, прислонился к стенке. За дверью одной из кабинок послышался шорох:
— Ты абсолютно уверен? — голос был странно знакомым, но сил ворошить память у Джареда не нашлось.
— Я потратил два года своей жизни, копаясь в штанах и мозгах этого идиота. Я ходил по краю, отваживая его дебиловатых дружков и натравливая на его бизнес конкурентов. Как ты думаешь, я абсолютно уверен?
А вот этот голос Джаред узнал бы из миллиона.
— Не кипятись, ты был очень убедителен. Начиная от этой якобы случайной встречи и заканчивая партнёрством. Мне иногда даже казалось, что этот гигант тебе нравится…
— Ты полный псих, Джо, — знакомый снисходительный смешок. — Этот неандерталец в дорогом костюме своим слепым обожанием способен возбудить разве что слепоглухонемого. У меня, знаешь ли, совершенно другие пристрастия и аппетиты.
— Знаю, знаю… — в кабинке послышалась возня, — такой возбуждающий… Малыш, как насчёт…
— Убери руки. Свой минет на сегодня ты не заработал, дорогой партнёр. Когда ты наконец прижмёшь этого засранца? Я слил всю инфу, сделал копии со всех документов. Чего ты ждёшь, Джо?
— Потерпи ещё немного, малыш. Слишком уж прочно он стоит на ногах. Чтобы разорить этого козла понадобится время.
В груди глухо бухнуло и замерло. Мелко и противно задрожали кончики пальцев, капля пота медленно прочертила дорожку по виску. Господи, Эван…
В кабинке снова завозились, щёлкнул замок, и Джаред на ватных ногах выскочил из туалета, промчался через коридор, танцпол, судорожно ища выход.
Его счастье закончилось здесь и сейчас. Показалось, что он даже слышал хлопок, когда тщательно выстроенный мир рассыпался в пыль. И — что самое ужасное — нельзя сказать, что он этого не предвидел. Подозревал, догадывался.
Предчувствовал. Витало что-то вокруг Эвана такое… недоброе, порочное. Но ведь именно за неординарность Падалеки его и любил. Или думал, что любит. Глупое сердце так устало жить ожиданием счастья, что он просто закрыл глаза на всё.




Шум волн вывел Падалеки из состояния мыслительного коллапса. Отвратительный день, проведённый впервые за долгое время в одиночестве, сменялся вечерними сумерками. На побережье уже вовсю хозяйничал ощутимо прохладный океанский бриз, и Джаред, глубоко вдохнув напоследок обжигающую смесь соли, йода и сырости, побрёл назад к дому.


Cкачать Прелюдия до диез минор бесплатно на pleer.com

Обратная дорога, не подогретая алкогольными парами, заняла гораздо больше времени. Судя по всему, Джаред основательно заплутал, потому что вместо каменной лестницы, ведущей вверх, к его дому, он оказался на непонятной заросшей тропинке, убегающей куда-то в кипарисовые заросли. Вокруг стремительно темнело, несмотря на паршивое настроение очень хотелось есть, а главное — на протяжении последних нескольких минут его до предела раздражённую голову преследовала музыка. Звуки фортепьяно словно рождались в воздухе ночи, кружились и проникали под кожу, заставляя непроизвольно двигаться в такт. Нервная, стремительная хроматическая мелодия одновременно отталкивала и притягивала. Падалеки остановился, потёр вновь загудевшие виски и заставил себя вслушаться. Звучание накатывало, нарастало и ниспадало, подобно волнам. Усталое удивление внутри росло: ну кому пришло в голову музицировать среди ночи?
Однако надо отдать должное неведомому пианисту — исполнение было виртуозным. Это Джаред — давний и верный поклонник классики — определил точно. Кажется, что-то русское? Рахманинов?
Ещё немного покружив в густом кустарнике, тропинка вывела его к незнакомому домику. Крыльцо было замысловато увито виноградной лозой, а вместо традиционных для Майами-Бич пальм подъездную дорожку охраняли стройные и безмолвные кипарисы. Он поднялся по ступенькам и, слегка замешкавшись, постучал в дверь. Конечно, Падалеки нарушал все нормы приличия: глубокая ночь, незнакомый дом, а он колотит в дверь с вопросом «какая это улица». Нормальный хозяин выйдет к нему только с двустволкой. А скорее всего — просто вызовет полицию, чтобы оградить себя от подобных ночных визитов.
Но домой хотелось больше, и Джаред, вздохнув, постучал снова. Музыка за дверью стихла. Но, судя по всему, открывать ему не собирались. Ещё один стук.
— Извините, ради бога. Меня зовут Джаред. Джаред Падалеки. Я купил дом здесь, неподалёку, — он прислушался, но ответом была лишь мёртвая тишина. — Вышел на прогулку и слегка заблудился. Вы мне не поможете? Харбор-Драйв сорок четыре?
Молчание. Вновь накатило раздражение. Да какого чёрта?! Он круто развернулся и внезапно упёрся в чью-то необъятно широкую грудь под белой льняной рубашкой. От неожиданности он отскочил назад и обозрел своего ночного визави. Ростом с Падалеки (а шесть футов, знаете ли, и в Африке шесть футов), с каменными, абсолютно необъятными бицепсами, бритой головой и мощной шеей — парень явно был из другой весовой категории. Внутри испуганно ёкнуло — твою ж мать, не хватало ещё в рассадник торговцев наркотой попасть! А что? Здесь на Майами-Бич это плёвое дело. Человек, смотревший на него из-под густых бровей, производил именно такое впечатление. Пауза, во время которой Джаред лихорадочно пытался придумать, как бы свалить с наименьшими потерями, определённо затянулась. Парень, наконец, перестал изображать каменного истукана с острова Пасхи и, сделав приглашающий жест в сторону ворот, коротко отчеканил:
— Харбор-Драйв сорок четыре. Обойти вверх по этой улице до перекрестка и направо, мистер Падалеки. Это рядом.
Запоздало осознав, что убивать его вроде не собираются, но и гостеприимством местные обитатели не блещут, Падалеки наспех поблагодарил человека-гору и, услышав, как за его спиной скрипнула калитка, поспешил вверх по улице.
Вдогонку ему вновь зазвучали фортепианные пассажи.



Дорога домой заняла минут пять от силы — Джаред действительно заблудился в трёх соснах, плутая по земле соседа со стороны пляжа.
Дома было тепло, темно и тихо. Захватив из бара бутылку виски, а из вазы на столе огромное яблоко, Джаред поднялся в спальню и с наслаждением растянулся на кровати. Неожиданное ночное приключение настолько выбило из колеи, что заставило на время забыть о собственных проблемах. Яблоко погасило голод, а алкогольное тепло успокаивало адреналиновую волну, медленно разливаясь жгучим теплом по венам. Падалеки с интересом анализировал сегодняшнее происшествие. По всему выходило — его сосед или большая знаменитость, или крутой мафиози. Во всяком случае, то, что дорогу ему указал телохранитель, Джаред не сомневался. Разузнать бы побольше об этом мистере или миссис Виртуоз…
В открытые окна ночь снова донесла далёкий шелест волн. Он непроизвольно замер, прислушиваясь. В океанский прибой тонкой нитью вплетался Рахманинов.
Падалеки поднял взгляд на сиротливо болтавшийся телефонный шнур. Надо позвонить Стиву, пока они не подписали на его поиски всю нацгвардию. А в свете ситуации с Эваном ещё и обезопасить свои активы. Он набрал номер:
— Стив? Это Джаред. Я в порядке… Вынужденная поездка. Пару недель меня не будет, — на том конце говорили быстро и взволнованно, Падалеки устало потёр переносицу и перебил:
— Нет, Стив, не надо. С Эваном я сам поговорю. Просто заменишь меня… И ещё, — он машинально забарабанил пальцами по столику, отбивая знакомый ритм, — ты не мог бы узнать кое-что?



Следующее утро он встретил двухмильной пробежкой, бодрящим контрастным душем и плотным завтраком. Вчерашний душевный разлад никуда не делся, но давно научившийся не поддаваться негативу ни при каких обстоятельствах, Джаред постарался отодвинуть боль и горечь от предательства в самый потаённый закуток своего сердца. Да и холодный разум подсказывал: вряд ли пьяный дурман поможет разрулить и без того сложные жизненные обстоятельства. Сейчас самое главное — всё обдумать. А эмоции… Джаред пообещал себе, что пострадает чуть позже.
В полдень он позвонил своему помощнику Стиву. Сведения, собранные им, были на вес золота — ситуация прояснилась.
Джо — тот самый злобный конкурент и, как Падалеки понял из разговора, любовник Эвана — оказался не кем иным, как давним Джаредовым оппонентом. Джозеф Макмиллан, Красавчик Джо, давно и прочно облюбовавший падалекинский бизнес. Вот только раньше он действовал грубо и прямо, и Джаред был уверен, что Джо — не мастер столь грязных игр и интриг. Запугать с помощью громил, заплатить, убить, в конце концов, — это были определённо методы Джо. Но афёра длиной в два года…
Эван не поднимал трубку. Либо обдумывал, как выкрутиться (потому что не только Джо умел быть грубым, Джаред тоже держал в офисе нескольких интеллигентного вида мордоворотов), либо пустился в бега. К тому же Стив намекнул, что в клубе вчера был небольшой переполох, напрямую связанный с поспешным уходом Падалеки. И нашлась пара свидетелей скандала между бойфрендом Джареда и Макмилланом.
Что ж, если ещё вчера Падалеки измысливал планы мести, то теперь в голове крутилось только одно: Эван-Эван, глупый сукин сын, ты сам себя наказал!
Остаток дня Джаред снова провёл на пляже, подкармливая чаек, анализируя ситуацию и вырабатывая стратегию дальнейших действий. Время от времени воспоминания острой болью накатывали изнутри, но, к удивлению, не вгоняли в депрессию, а наоборот, заставляли смотреть на ситуацию под совершенно другим углом. Словно развеялся дурман, в котором Падалеки жил эти два года, и окружающее вновь обрело резкость.
К вечеру небо заволокло облаками, за которыми медленно уходило за горизонт усталое солнце. Спустилась долгожданная прохлада, слегка заморосил дождь. Пора было возвращаться, но ноги сами понесли его вчерашней дорогой. Где-то на полпути к кипарисовым зарослям он вновь услышал звуки музыки. На этот раз — никакого накала, тревожности и беспокойных метаний. Мелодия рассыпалась прозрачными мелкими капельками, тихо всхлипывала и замирала с надеждой в конце фраз. Она дарила нежность и светлую печаль. Шопен… Лекарство для разбитых сердец.


Cкачать Ноктюрн №21 бесплатно на pleer.com

Воображение невольно рисовало картину: огромный полутёмный зал, сцена и бархатно-чёрный «Стейнвей» в круге света. Фигура за роялем слегка размыта, лица не разглядеть, но руки… Словно две птицы в самом неистовом своём воздушном танце, они мечутся, двигаются, трепыхаются, создавая на кончиках пальцев новый, непознанный и чудесный мир.
Следующие два вечера принесли ещё немного грусти, дождя и знакомых пассажей. Неизвестный пианист был настолько великолепен, что, казалось, сама душа готова вырваться из телесной клетки и мчаться туда, где встречаются небо и океан, следом за затихающими вдали звуками. Кто же ты, маэстро?
Это надо выяснить во что бы то ни стало. Помаявшись дня три, Джаред всё же решился — едва стемнело, осторожно приблизился к окнам соседского дома, мысленно вознося хвалу богам, что собак здесь явно не жалуют. Иначе так легко он бы сюда не проник.
За неплотно прикрытыми шторами угадывались очертания небольшой полутёмной гостиной: вон там слева — кресла, журнальный столик, полки с книгами… Он даже попытался подпрыгнуть, чтобы получше рассмотреть. Правой половины комнаты видно не было, а очевидно, именно там, судя по силе звука, и стоял рояль. Вот чёрт! Джаред досадливо поморщился. Почему-то до нервного зуда хотелось увидеть сидящего за роялем человека. И ещё — и мысль эта была совсем уж странной — безумно хотелось с этим человеком поговорить. Отчего-то это казалось очень важным сейчас.
Вдалеке послышался звук закрываемой двери и тяжёлые шаги — охранник вышел пройтись по вверенной ему территории. Джаред поспешил отступить в тень деревьев. Что ж, сегодня не получилось. Но ведь он так просто не сдастся.


Cкачать Шопен Вальс До Минор №7 бесплатно на pleer.com



Утренний звонок Стива многое прояснил. Дом по соседству принадлежал некоему Дженсену Россу Эклзу, лауреату десятка престижнейших конкурсов классической музыки, пианисту с мировым именем.
— Потрясающе талантливый парень из Техаса. Учился в музыкальной школе Джульярда в Нью-Йорке и в тринадцать лет стал победителем конкурса имени Эдгара Левентритта (3), после чего его карьера резко пошла в гору. Эклз много и с успехом выступал. Его ждали на лучших сценах Америки и Европы, — Стив отчеканивал боссу добытые им сведения, — последний раз играл на сцене в Карнеги-Холл пять лет назад. После этого о нём никто ничего не слышал. Исчез на пике своей славы. По слухам, уехал то ли в Аргентину, то ли в Норвегию. Но через некоторое время в узких кругах стало известно, что Эклз приобрёл дом во Флориде, где и живёт затворником. Поначалу журналисты ещё пытались досаждать ему, просиживая штаны возле особняка. Но этот парень явно не глуп, он потратил кучу денег не на охрану, а на адвокатов, добившихся судебных запретов приближаться к нему на пушечный выстрел. Таковы факты, босс.
Стив замолчал.
— Спасибо. Отличная работа. Информации достаточно, — Джаред тактично подождал несколько мгновений и поинтересовался:
— Ну, а кроме фактов?
Стив немного замялся, но всё же ответил:
— Ходили слухи… Там какая-то история была тёмная. То ли несчастный случай, то ли ещё что. Постараюсь узнать поподробнее.
— О’кей, и ещё раз спасибо, Стив.



С этого момента ежевечерние прогулки стали для Джареда почти ритуалом. Он бродил по окрестностям, изучая крохотный островок, отделенный от материкового Майами лишь дамбой. И удивлялся сам себе — уже очень давно он не чувствовал себя так комфортно и спокойно. Здесь напрочь отсутствовали бешеный ритм и драйв, к которым он привык и в которых «варился» последние несколько лет. Сказать по правде, Падалеки уже и забыл, что жизнь существует и за пределами Брикелл (4).
Мысленно возвращаясь к раздумьям о загадочном музыканте Эклзе, Джаред теперь вполне оправдывал его затворничество, чем бы оно ни было вызвано. Жизнь на Ки-Бискейн дарила самое главное — возможность заглянуть в себя, закрыть дверь в прошлое и немного помечтать о будущем. Здесь можно было побыть самим собой.
И в конце каждой прогулки ноги сами несли его к кипарисовым зарослям, за которыми скрывался особняк талантливого отшельника. Подкрадываясь как можно ближе к окнам и вслушиваясь в доносящиеся оттуда пассажи, Джаред сравнивал себя с наркоманом, который попробовал наимощнейший наркотик и за короткий срок настолько пристрастился к нему, что шанса слезть с этой «иглы» у него нет никаких. Музыка вливалась в вены, расползалась по телу, глубоко поникая в каждую клеточку, и уже не отпускала.


Cкачать Бетховен - Лунная соната соч. бесплатно на pleer.com

Сегодня это был Бетховен. Прозрачные в ночном воздухе, невесомые аккорды несли печаль и светлую грусть, а с ними — небывалое спокойствие. Вернувшись домой, Падалеки раскинулся на кровати и, закрыв глаза, попытался снова представить себе неуловимого Дженсена Эклза. Почему-то воображение рисовало великолепную фигуру в концертном костюме с широкими плечами и гордой осанкой. Именно так выходят на подмостки мировых сцен и покоряют сердца и души миллионов ценителей и почитателей. Мелькнула очередная мысль: наверное, у него прекрасные руки, с изящными кистями и длинными немного нервными пальцами, парящими над клавиатурой и создающими причудливые музыкальные образы.
Удивительно, но от этих воображаемых картин из глубин подсознания волной накатывало возбуждение.



Весь следующий день, отвлекаясь на уйму телефонных переговоров и море финансовых вопросов, Джаред с нетерпением ждал вечерней прогулки. Он виновато улыбался сам себе — надо же, какой ценитель нашелся. Кто бы мог подумать!
Но вечером заехал Стив, рассказал последние новости и привез на подпись пакет документов. Променад пришлось отложить, и погрузиться в работу. И лишь после отъезда своего помощника, уютно расположившись в кресле с чашкой дымящегося ароматного кофе, он вдруг ощутил — что-то не так сегодня. Джаред немного поразмыслил, что бы это могло быть. Догадка сверкнула внезапно — музыка сегодня так и не зазвучала.
Не было ее и на следующий день, хотя Джаред голодным волком весь вечер разрезал пространство рядом с соседской изгородью. На исходе третьего дня он решил все выяснить.
В этот раз его путь лежал через главные ворота. Они, как ни странно, были не заперты, и Джаред решительно прошагав по дорожке, взбежал на крыльцо и постучал уже в дверь дома, внутренне подобравшись в ожидании встречи с громилой-охранником. Ответа не последовало. Он наудачу толкнул дверь, тоже оказавшуюся незапертой, и едва удержался на ногах, по инерции ввалившись в прихожую. Вокруг была тишина.
Пройдя вперед по полутемному коридору, Падалеки, наконец, попал в знакомую гостиную. Он столько раз в мельчайших деталях представлял ее себе в воображении, но увиденное повергло его в абсолютный шок: комната действительно была довольно большая и уютная, здесь был и камин, и огромнее книжные шкафы.
Вот только нигде не было и намека на рояль.
Джаред медленно приблизился к противоположной стене, той самой которую никак не удавалось увидеть через окно. Все, что здесь было — это широкая тумба с очень дорогой стереосистемой и стопки пластинок, неровно расставленные рядом.
Ошеломленный Джаред протянул руку и нажал на одну из кнопок. Из высоких колонок вечерней грустью полился Бетховен. Пластинка? Что, черт возьми, происходит? Неужели все это было обманом? Но Стив не мог ошибиться…
Сзади вдруг раздалось деликатное покашливание. Джаред резко обернулся, ненароком задев стопку — пластинки с тихим шуршанием рассыпались по полу.



В полумраке дверного проема, немного ссутулившись, стоял парень. Немного подождав, пока незваный гость отойдет от шока, он тихо произнес:
— Музыка… Тебе, правда, нравится?
Немного помолчав, Джаред ответил просто и честно:
— Нравится.
— Я знаю — ты следишь за мной. Клифф сказал. Его забавляет, как ты под окнами прячешься, — человек сделал шаг в гостиную, и Джаред смог, наконец, разглядеть его. Довольно высокий, стройный, с отливающим медью ежиком русых волос, парень с интересом рассматривал своего полуночного гостя. Джаред поспешил представиться:
— Я Джаред. Купил дом по-соседству, — он поспешно протянул руку для рукопожатия, но парень как-то странно на нее посмотрел и, медленно потянувшись вперед, осторожно пожал ее.
— Дженсен Эклз, — он пристально поглядел на гостя, и Падалеки застыл, не в силах отвести взгляда от точеного профиля, россыпи веснушек и невероятно чистого, открытого, пускай и немного отстраненного взгляда темно-зеленых глаз. — Но я думаю, что ты и так это знаешь.
— Знаю. И что-то мне подсказывает, что подробно представляться мне тоже не имеет смысла, - Джаред с интересом наблюдал за его реакцией.
Дженсен вдруг словно расслабился и разулыбался:
— Значит, мы друг друга стоим, а, сосед? – неожиданно мягко подмигнул и продолжил, — Клифф — с ним ты уже познакомился — навел о тебе кое-какие справки сразу после твоего первого визита. Сам понимаешь, а вдруг ты маньяк-убийца? Или того хуже — сумасшедший поклонник?
Джаред рассмеялся:
— Да уж, скорее одержимый человек-сосед с диагнозом «любопытство последней степени тяжести». Хотя, ты не так и далек от истины, - Падалеки снова стал серьезен — я действительно ценю и хорошую музыку, и талант исполнителя. Поэтому жаль…
—Чего? – голос Дженсена замер.
—Жаль, что это пластинки. Мне представлялось, в этой комнате стоит инструмент, и что это ты играешь. Мечтал познакомиться и послушать вживую.
На этих словах Эклз вдруг словно замкнулся, помрачнел и, прихрамывая, отошел к креслу.
— Не всем нашим мечтам суждено сбываться, — он явно чувствовал себя неуютно от этих слов, — но не надо умалять достоинства записей знаменитых виртуозов. Иногда достаточно просто слушать…
Джаред подхватил:
— Да, игра потрясающая. Я несколько дней в себя придти не могу, так это великолепно.
Дженсен снова улыбнулся и сел в кресло, как-то неуклюже пристроив на коленях левую руку.
— Тогда, может, на правах хозяина я предложу тебе чашку кофе и немного классики? — в голосе Эклза звучали странные нотки, но Джаред, все еще под впечатлением от столь долгожданного знакомства, поспешил согласиться.
Вернувшись домой далеко за полночь, Падалеки долго не мог уснуть. Вечер с Дженсеном прошел так уютно, словно они были знакомы целую вечность. С ним было легко, не было необходимости подбирать слова, контролировать эмоции. Болтая и подшучивая, Джаред чувствовал, как медленно растворяется в прошлом напряжение и горечь последних недель.
Уже засыпая, он улыбнулся — в открытое окно вновь долетали чудные звуки музыки.



Теперь, когда Падалеки приходил в дом к Дженсену каждый вечер, Клифф встречал его у ворот. Пристально осматривал и, без тени улыбки, провожал в дом.
Они поводили вечера за просмотром фильмов, обсуждением музыкальных новинок и просто сидя с пивом на террасе. Джаред чувствовал, что с каждой новой встречей его тянет к Эклзу все сильнее. Пару раз он даже приглашал того в местные ресторанчики, но Дженсен слишком уж долго затворничал — и покинуть свою «раковину», во всяком случае, пока, ему было не под силу.
А через неделю после знакомства Падалеки позвонил Стив. Он раскопал материалы полицейских и медицинских отчетов — пять лет назад Дженсен попал в страшную аварию. Машина была всмятку, но он, слава богу, выжил. Реабилитация длилась почти год, но осталась неизлечимая хромота, к тому же врачи так и не сумели полностью восстановить левую руку, вернуть ей подвижность. Для Дженсена, который жил и дышал музыкой, это было равносильно смертному приговору.
Стив еще продолжал говорить, а Джаред застыл, переваривая услышанное. Вот теперь сложилось два и два. И хромота, и попытки спрятать руку. И пластинки. Пластинки! Ну, конечно!



Джаред в мгновение ока обулся и метнулся к входной двери. Резко распахнул ее и застыл, как вкопанный.
На пороге стоял Эван.
Улегшаяся было волна гнева и злости, глухо заворчала где-то за грудиной, но Падалеки попытался подавить раздражение.
— Что ты здесь делаешь? — голос прозвучал сухо и отстраненно.
Эван искривил уголки губ в совей фирменной полуулыбке:
— Здравствуй, Джей. Понимаю, ты не хочешь меня видеть, но позволь хотя бы объяснить…
— Объяснить что? Мне кажется все всё поняли, Эван. Или тебе просто нравится топтаться по ошметкам моих чувств к тебе?
— Джей, ты ведь любишь меня, я знаю, — уверенность в тоне Эвана вызвала у Джареда только здоровое недоумение, — клянусь, это Джо меня вынудил! Он до сих пор не оставляет меня в покое. Я надеялся, что ты сможешь защитить…
— Ты себя-то хоть слышишь? Эван, мы давно не подростки, и это, — Джаред помахал рукой между ними, — не разборки в песочнице. Это жизнь, со всем её дерьмом и грязью. И эту грязь в наш дом притащил именно ты, и разгребать ее тебе. Поэтому, развернись и уйди туда, откуда пришел. Не заставляй применять силу.
Эван сжал кулаки и мгновенно изменился в лице, серебристо-серые глаза сузились и смотрели с неприкрытой злобой. Эван стал похож на пиранью. Падалеки мимоходом удивился — и почему он раньше этого не замечал?
— Что ж, Джей. Попытка не пытка. А ведь мы могли сохранить отношения. Но эти твои блядские принципы честности и благородства— это какой-то каменный век. Просто помни — ты нажил себе злейшего врага.
В бешенстве он развернулся и быстрым шагом направился к машине. Глядя на спину бывшего бойфренда, Джаред почувствовал, как внутри что-то освобождается, расправляется. Словно невидимые крылья, так долго бывшие обрезанными, отрастают вновь.



К соседскому дому он мчался, как одержимый. Вбежав в ворота, проскочив мимо удивленного Клиффа, он взбежал по ступеням как раз в тот момент, когда Дженсен распахнул входную дверь.
— Это ведь ты… — Джаред запыхавшись пытался сказать всё и сразу, — на пластинках, это ведь твои записи, твоё исполнение. Ты убрал инструмент, но не смог убрать музыку из своей жизни.
Дженсен долго и пристально смотрел на Падалеки, молчал, потом слегка кивнул и тихо добавил:
— Рояль внизу, в подвале. Не смог расстаться.
Потом снова посмотрел на Джареда нечитаемым взглядом. Соткавшееся между ними напряжение почти ощутимо искрило в воздухе. Эмоциональное цунами, бушевавшее внутри, наконец, прорвалось наружу, и Джаред, резко выдохнув, шагнул к Дженсену вплотную, едва успев заметить изумление в прозрачно-зеленых глазах. Коснулся ладонями лица и поцеловал. Долго, тягуче, словно пытался выпить дыхание. А спустя мгновение улыбнулся в поцелуй — Дженсен стал отвечать также неистово, порывисто. Поединок двух равных, где наградой будет удовольствие — и победителю, и побежденному.
Из динамиков, словно океанские волны, катились, серебрясь и переливаясь, нереально завораживающие фортепианные пассажи.


Download Patric Barendregt Papillion for free from pleer.com

Эпилог

Полумрак небольшого, но уютно обставленного подвальчика напоминал сцену: посередине возвышался черный рояль, наполовину прикрытый чехлом. Рядом, вдоль стенки были составлены стулья. Десяток коробок, старая лампа, книжный стеллаж —все было покрыто пылью.
— Извини за беспорядок, - Дженсен виновато улыбнулся и посмотрел на Джареда. — Я спускаюсь сюда впервые за много месяцев. А Клифф, конечно, замечательный телохранитель и друг, но к уборке абсолютно не приспособлен.
Дженсен как-то потерянно подошел к роялю:
— Мой Орфей уже и забыл, как я выгляжу, — произнес он с горькой усмешкой.
— Ты дал имя роялю? — брови Джареда удивленно взметнулись вверх.
— Он — часть меня. Вернее, был таковой. Так что — да, право на имя он определенно заслужил.
Эклз, чуть касаясь, провел рукой по затянутой в чехол громадине.
Джаред ничего не ответил, просто подошел к инструменту, медленно стянул чехол, подняв в воздух облачко пыли, так же неторопливо открыл крышку и коснулся пальцами жалобно застонавших клавиш:
— Иди сюда, — Падалеки потянулся и взял Дженсена за левую, искалеченную руку. — Сядь.



Дженсен молча выполнил просьбу. И теперь, сидя перед кажущейся бесконечностью черно-белой лентой, он показался Джареду таким хрупким и потерявшимся в этой жизни. Падалеки приблизился и положил руку на плечо, теплыми пальцами согревая прохладный шелк рубашки:
— Все время хотел задать тебе вопрос, Джен. Та мелодия… Она звучала, когда я впервые поцеловал тебя. Такая…необычная.
Дженсен поднял голову и уже с улыбкой произнес:
— Не понравилась?
— Совсем нет… В смысле, наоборот, очень. Тьфу ты, опять не то! —Джаред рассмеялся, — Чёрт, запутал меня вконец. Она потрясающая. У меня ощущение, словно бьется о стекло крыльями пойманная бабочка, пытаясь вырваться на свободу. Кто композитор?
Эклз не ответил, просто поднял с пола одну из коробок и протянул Падалеки. Джаред с любопытством заглянул — коробка была доверху набита партитурами. Одни были напечатаны, а другие — написаны и исчерканы карандашом.
Джаред ахнул, догадавшись. Дженсен повернулся и уткнулся лицом в тепло заботливых ладоней. Падалеки присел рядом, заглядывая в глаза:
— Ты справишься с этим, слышишь? — он бережно погладил по руке. — Мы справимся. Даже, если пока не получается играть музыку, ты можешь её писать. А значит — ты по-прежнему потрясающий музыкант. И вообще, догадываешься, какой день я считаю самым счастливым в своей жизни?
Дженсен озадаченно посмотрел на него:
— Не имею ни малейшего понятия.
— День, когда ушлый риэлтер втюхал мне втридорога дом здесь, на Ки-Бискейн.
Эклз рассмеялся, качая головой:
— Что ж, прибавим к этому день, когда у меня появился весьма любопытный сосед.

The End

Примечания:
(1) South Beach - южная часть Майами-Бич, небольшой и дорогой район, где каждая достопримечательность находится в нескольких минутах ходьбы. South Beach - это микс из лучших пляжей, отелей, ночных клубов, бутиков, модных кафе.
(2) Key Biscayne - замечательный тропический остров, расположенный к востоку от Майами и к югу от Майами-Бич. Жизнь на Ки-Бискейн дает преимущества жизни в маленьком городке с легким доступом к материку, куда можно добраться за считанные минуты. Это лучшее место, чтобы почувствовать, что находишься на островах, находясь в Майами.
(3) Конкурс имени Левентритта (англ. Leventritt Competition) — международный конкурс пианистов и скрипачей, который проходил в Нью-Йорке (нерегулярно) в 1939—1976 гг. Проводился Фондом Левентритта и назван в память юриста и любителя музыки Эдгара Левентритта (1874—1939).
(4) Brickell - высотный район, финансовый бизнес-центр Майами. Здесь находятся множество жилых многоэтажных башен с роскошными апартаментами, престижные отели, дорогие рестораны и магазины. Население - банкиры и менеджеры, живущие недалеко от даунтауна.

Гиф-коллаж 4,87 МБ



@темы: PG-13, команда Прошлого, день пятый, J2-AU Fest 2016, авторский фик, основная выкладка, слэш

Комментарии
2016-09-23 в 23:10 

Siyuri
Чудо-юдо рыба-кать
извините, текст не прочитала еще, но
:beg:автору гифколлажа все в мире цветы, поклоны и дифирамбы за идею, исполнение и настроение:song::song::song:

2016-09-23 в 23:56 

**yana**
нервный пофигист
Очень трогательная история)) :white::white::white:

2016-09-24 в 09:53 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
До чего же трогательно, до чего же красиво и нежно. Арты, история, музыка :inlove::inlove::inlove:.
Команда Прошлого вы просто меня завораживаете каждой своей историей все больше и больше :heart::heart::heart:. И как же мне это нравится ;).
Спасибо большое! :squeeze:

2016-09-24 в 14:45 

SamDina
есть сердце - ешь камни(с) прекратите иметь мнение, когда вы ничего не знаете(с) я пошёл за ружьём(с)
арты, гиф :heart:

2016-09-24 в 16:56 

uma-47
И причин миллион горячее пить вино. По обе стороны нет никого.
Такое художественное и музыкальное оформление текста. Спокойные цвета, полутона, полуоттенки артов и такие же полутона в тексте, сам текст будто написан пастелью и даже звук букв приглушен. Спасибо за цвет, свет, слово и музыку!

2016-09-25 в 01:01 

Atana76
Очень люблю такие ''бархатные'' тексты!Спасибо большое за произведение,за замечательные коллажи и прекрасную музыку!!:squeeze::squeeze::squeeze:

2016-09-25 в 17:28 

Спасибо огромное. Это просто потрясающе! Прекрасная музыка, красивенные ары и такая завораживающая история. Я в восторге! Спасибо огромное.

2016-09-25 в 17:36 

И разделители очень красивые))

2016-09-25 в 23:57 

boeser_Kobold
Депресняк наооборот
History Dream, волшебная история, действительно, вся пропитанная музыкой и предвкушением чуда :heart:
последние два арта - просто Космос :buh:

2016-10-01 в 15:50 

Чудесная история иоформление,спасибо❤❤❤

2016-10-02 в 13:56 

бесцельносмолотое зерно
спасибо:white:

2016-10-02 в 14:11 

tamriko561
Потрясающе, на кончиках пальцев творится волшебство и музыка звучит. Спасибо Автору!
Отдельная благодарность создателю коллажей, продолжающих нежное волшебство.

2016-10-03 в 19:05 

llarko
Просто пойдем. Дорога всегда найдется. ©
очень нежный и чудесно оформленный текст, спасибо :white:

зы. лишь с пятого захода разобралась, что в конце гиф и его надо запускать О_О чуть не пропустила такую красоту :heart:

2016-10-05 в 23:17 

Steasi
Siyuri,
Спасибо большое :heart::heart::heart: Я рада, что моя работа произвела такое впечатление))) Вообще, я гиф коллаж делала для себя и не планировала выкладывать, но моему автору очень понравился, и мы поделились со всеми))
Спасибо тебе за "умыл любви" :squeeze::love: Я прочитала и расплакалась. Это всё про меня написано?! Ты помогла мне верить в лучшее. Читая отзывы благодарных зрителей, я понимаю, что моё творчество доставляет радость не только мне. Спасибо :love:

**yana**,
Спасибо вам :love:

К.А.Н., вы просто меня завораживаете каждой своей историей все больше и больше
Спасибо большое :love: Очень приятно, что история затронула. Мне очень хотелось видеть именно такого Дженсена и автор прошёлся по моим кинкам и подарил мне радость, написав историю))

SamDina, Спасибо :love:

uma-47,
Спасибо за отзыв :love:

Atana76,
Спасибо :love: В сё вместе в сочетании с музыкой мне самой очень нравится. Я счастлива, что мы сделали эту историю вместе и порадовали вас))

Tanhay, спасибо большое :love:

boeser_Kobold,
последние два арта - просто Космос :buh:
Спасибо большое :love:

Grypp86, спасибо :love:

hide_and seek, спасибо :love:

tamriko561,
Спасибо большое :love:
Музыка и Джеи меня просто завораживают )))

llarko,
Спасибо большое :love:
Рада, что удалось посмотреть гиф))))

2016-10-06 в 08:50 

ivla
А на небе только и разговоров, что о море
Нежная, красивая и волшебная история и мелодия :heart: И арты вынос мозга, потрясающе прекрасно :heart:

2016-10-08 в 10:04 

Потрясающая история. Огромное спасибо

2016-10-08 в 11:43 

Steasi
ivla, irik6, Спасибо большое :love:
Очень рада, что понравилось))

2016-10-16 в 00:58 

Rainfall_Season
Every Bullet Has Its Billet
Siyuri, **yana**, К.А.Н., SamDina, uma-47, Atana76, Tanhay, boeser_Kobold, Grypp86, hide_and seek, tamriko561, llarko, ivla, irik6, спасибо, что оценили нашу работу.:white:
Дорогие читатели, огромное спасибо за столь душевные отзывы на эту работу. Это очень важно для меня, как автора и безумно приятно, что текст вызвал такие эмоции - сильные, искренние.:heart:
Эта история родилась и зазвучала только благодаря замечательным артам и просто потрясающей идее Steasi. Спасибо моему золотому артеру за столь талантливое и неординарное воплощение! :heart::squeeze:

2016-11-19 в 16:26 

Обворожительно! Спасибо!

2017-05-17 в 09:44 

MAX131
Иногда бывает так, что жизнь учит не смотреть на звезды.Очень трудно остановиться на достигнутом, всегда находится что-то, влекущее еще силнее...
необычно, оооочень романтично и жизненно.спасибо

   

AU-FEST

главная