Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
23:59 

Команда Almost human: День 4, авторский текст, арт

Team Almost Human
Мы не хуже и не лучше — мы другие
Название: Немного о жизни преподавателей Меракской Академии
Автор: Almost human
Артер: Almost human
Форма: авторский фик
Размер: мини, около 3 500 слов
Пейринг/Персонажи: J2
Категория: слэш
Жанр: фантастика, крэк
Рейтинг: R
Дисклаймер: На всех красавцев чудовищ не напасёшься
Саммари: История о двух преподавателях Меракской Академии и их поисках Решения Семейной Проблемы.
Предупреждения: около-mpreg
Скачать: .docx|.docx (с артами)|гуглдок


Дженсен ныл всю дорогу. То есть Джаред мог понять его тревогу и опасения, он и сам волновался, но сколько уже можно! Дженсен вообще летел в Центр всего третий раз, тогда как Джаред мотался туда по два раза в месяц. Он сунул мужу в руку пончик в шоколадной глазури и так посмотрел, что тот предпочел замолчать. Пока Эклз сумрачно жевал, Джаред мог беспрепятственно им любоваться и предвкушать сегодняшнее событие ㅡ лучший день в их жизни, не считая, конечно, дня знакомства. Увы, счастье не вечно, пончик вскоре закончился, и Дженсен снова открыл рот:

ㅡ Я просто не хочу… ㅡ Джаред крепко обнял мужа и закрыл ему рот поцелуем, Дженсен вяло подергался, но вырваться не сумел. Когда воспитательный поцелуй закончился, коварный Падалеки поощрительно погладил свое сокровище по затылку.

Коробка с пончиками угрожающе стояла на краю столика.



Они познакомились почти десять лет назад в Меракской Академии, когда Джаред учился на первом курсе.(Разумеется, бету Большой Медведицы в галактике называют по-разному, в дипломах же выпускников-землян указывают традиционное название звезды.) В Академии было здорово и безумно интересно, Джей ни секунды не жалел, что улетел так далеко от дома. И все же, увидев человека, впервые за почти два месяца жизни среди зеленых, трехглазых, полуползающих, синекожих, пупырчатых и прочих гуманоидов, он был так рад, что пренебрег традиционной процедурой знакомства.

ㅡ Чувак! ㅡ радостно воскликнул Падалеки, обнимая землянина и приподнимая того над полом. ㅡ Я уж думал, что из наших один я тут учусь! Теперь заживем!

Этим вторым землянином и был Дженсен. Правда, потом оказалось, что Дженсен Эклз в Академии уже пятый год, так что, технически второй именно Джаред, он вовсе не с Земли, а родом с одной из колоний, название которой забывал упомянуть в течение почти всей их совместной жизни, и в Академии Дженсен не учится, а преподает. Но Джареда уже было не остановить.

Через земной месяц они стали лучшими друзьями, через три начали встречаться, а свадьбу гуляли в день защиты Джаредом диплома, да так, что ректор Академии до сих пор хватался за нижнее сердце, которое у его вида отвечает за восторженный испуг.

Джаред остался преподавать в Академии, ведь Дженсена абсолютно невозможно было оставить без присмотра. Вокруг сразу начинали слоняться и вздыхать толпы влюбленных студентов, иногда лаборантов и даже профессоров. При появлении хмурого Падалеки все они понятливо делали скучающий вид, переставали зря переводить дыхательную смесь и быстро расходились по многочисленным коридорам. Джаред не только читал лекции по соноцитографии и синтетической ксенологии, но и вел факультативные занятия по борьбе нгерсеусеунвоитиетмийкюкоонперлеунмоол, примерное цензурное название которой переводилось с амбриского как «я надеру тебе зад». Пока еще никому из его учеников не удалось превзойти землянина в этом коварном, жестоком и очень действенном боевом искусстве.


Почти десять лет Джаред отгонял влюбленных ротозеев от Дженсена и где-то даже искренне сочувствовал им. На самом деле, не влюбиться в его мужа было невозможно: стройный, широкоплечий, с россыпью бледных веснушек на светлой коже, мужественным подбородком, пушистыми ресницами, зелеными глазами и губами, которые хотелось поцеловать даже тем, кому целовать в принципе было нечем, Дженсен был неотразим. За годы совместной жизни Эклз, конечно, заматерел: раздался в кости, накачал мышцы и проникся симпатией к своей рыжеватой щетине, но все равно оставался самым привлекательным существом в Академии. Ежегодное анонимное голосование на внутреннем сайте он всегда выигрывал со значительным отрывом от конкурентов. Джаред, к слову, обычно держался в первой десятке лидеров.

Три года назад Джаред впервые признался мужу, как сожалеет о том, что человеческая биология не позволяет им иметь по-настоящему их ребенка. Еще через год дозрел Дженсен и сам сказал, что не против пополнения в семье.

— Клонирование! — тут же с маньячным блеском в глазах провозгласил Падалеки.

— Кого? — Дженсен на всякий случай отсел на диване подальше.

— Тебя, конечно! Хочу твою маленькую копию, — Джей безуспешно попытался дотянуться до любимого зада.

— А я не хочу, — неожиданно насупился Эклз. — Ребенок должен быть общий: твой и мой. И потом, ребенок должен быть ребенком, а не полноразмерной копией.

Джаред хотел было объяснить, что современный уровень науки позволяет получить в результате процедуры человека любого возраста и даже младенца, но признание мужа так его тронуло, что он промолчал.

Вот с этого коротенького диалога и начались их поиски Решения Семейной Проблемы.




Казалось бы, ну какие могут быть в конце двадцать третьего века проблемы с деторождением? Увы, пол потенциальных родителей до сих пор служил почти непреодолимым препятствием.

— Мы может вживить одному из вас матку! — воодушевленно предложили супругам в медицинском репродуктологическом центре на Земле, куда они зашли почти случайно, прилетев на каникулах в гости к родителям Джея. — Синтетическую или выращенную из донорского материала!

Обстановка в центре была самая располагающаяся: много света из окон, зеленые растения в одинаковых емкостях, стулья — о счастье! — подходящие по анатомии и размеру. Жизнь и работа в меракской ссылке, как ее называли в минуты ностальгии Джеи, приучили их довольствоваться шаткими треножниками, монументальными несдвигаемыми постаментами и столбиками псевдоупругого геля.

По всему выходило, что местные ученые ждали именно их — методика была давно разработана и до сих пор не опробована только из-за отсутствия добровольцев. Причиной этого досадного обстоятельства являлся маленький побочный эффект — вынашивающий на время беременности фактически превращался в женщину. Да и после завершения процесса, вероятно, тоже. Нет, ничего не отрезалось — принципы гуманизма! — после интенсивной гормональной терапии, направленной на поддержание удачного вынашивания потомства, ненужное усыхало само. Джаред заметил, как разработчики уникальной методики ненавязчиво пытаются взять их с Дженсеном в кольцо, и срочно потянул его к выходу.

— Большое спасибо! Это многообещающий метод, но нам нужно все обдумать, — попрощался он на бегу.

Вот тебе и родина человечества, вот тебе и торжество людских технологий. Падалеки и Эклз немного огорчились, но они и не рассчитывали на скорый успех.



— Я болван, — воскликнул Джаред за семейным ужином, — нам нужно поговорить с профессором Йоглжамироду с нашей кафедры. Помнится, в прошлом году он что-то говорил об инвазии нетрадиционных методов размножения.

— Йог выпускает ложноножки, когда думает, что его никто не видит, — усомнился Дженсен, — боюсь даже представить, что именно он подразумевает под отрицанием традиций.

Поговорить с Йоглжамироду удалось не сразу. Профессор ксенологии взял небольшой отпуск, он навещал родственников жены младшего собрата третьей сосупруги своего содеда со стороны младшей из соматерей. Джей честно попытался вникнуть в хитросплетения генеалогических связей коллеги, но скоро посчитал, что «навещает родственников» с него вполне достаточно.

Ожидание затянулось, на родине у профессора возникли какие-то сложности, но Джаред так верил в родную кафедру, что был полон решимости дождаться Йога и воспользоваться нетрадиционным, но, несомненно, действенным методом. К сожалению, хрупкие надежды эти не оправдались.

— Конъюгирование, не подходит для вашей весьма консервативной расы. Вы слишком цените биологическую неизменность, — грустно сказал Йог.

Сам он ценил это свойство собственного организма значительно меньше. За время отпуска Йог стал ростом на фут ниже и поменял цвет чешуек на голове с бледно-зеленого на искристо-голубой. Может быть, были и другие изменения, но в инорасниках труднее заметить мелкие отличия.

— Что вы подразумеваете под неизменностью? — решился уточнить Джаред.

— Все, — ответил ксенолог, — совокупность внешних признаков индивидуума.

И он смущенным жестом потер чешуйчатую голову.

— Я ни в коем случае не отказываю вам, коллеги, но, боюсь, из коньюгационной камеры вы выйдете сильно изменившимися.

— Насколько сильно? — вмешался в диалог обеспокоенный Дженсен, которого обычно устраивало собственное отражение в зеркале и лицо Джареда, спящего на соседней подушке.

— Ну, вы останетесь людьми и, скорее всего, мужчинами, — после этих слов Эклз и Падалеки немного отодвинулись от Йога, но тот, кажется, не обратил на это внимания. — Да, вы оба мужчины, так что пол останется неизменным. Но вот черты лица, цвет глаз и волос, особенности телосложения могут измениться. Хотя Дженсену, я думаю, пойдут волнистые каштановые волосы.

Ксенолог окинул Эклза мечтательным взглядом трех своих основных глаз и одного резервного, и Джаред проницательно догадался, за кого тот отдаст свой голос в ежегодном электронном голосовании на звание «Мечта Академии». Дженсен же на всякий случай спрятался за мужа.

— В капсуле ваши гены будут соединены и перемешаны. Совсем не обязательно они захотят вернуться к прежнему владельцу. Конечно, конъюгация позволит вам получить сразу двух потомков мужского пола. Скажу сразу, вам опасаться нечего, с таким набором исходного генетического материала они непременно будут красавцами. Но особенности строения человеческого скелета не позволят вам вернуть свой исходный рост.

— Рост? — прохрипел Джаред, теперь уже он спрятался за супруга.

— Да. Из вашей общей массы будет выделена масса потомков. Сравнительно небольшая, но достаточная для дальнейшего развития, а предыдущие организмы будут собраны в пропорциональные тела. В дальнейшем, масса будет добрана, но вот рост останется на послеконьюгационном уровне.

Джеи представили себя тучными коротышками и тоже погрустнели.

— Спасибо, профессор Йоглжамироду, — проникновенно и мягко произнес Дженсен, — пожалуй, для нас этот способ действительно не очень подходит. Мы крайне признательны вам за подробную консультацию и просим сохранить этот разговор между нами.

Растроганный ксенолог долго жал Эклзу руку и обещал сохранение конфиденциальности. Обещание свое он сдержал — уважаемый профессор просто не мог быть автором коллажей пару месяцев наводнявших академический сайт: это были портреты мужчин, составленные из фрагментов фотографий Эклза и Падалеки в самых разных комбинациях.



Третий вариант Решения нашел их сам. Джаред на каникулах отправился в маленькую исследовательскую экспедицию на малонаселенную шестую планету Гакрукса, гаммы Южного Креста. Местный эндемик — крохотное синее растение — было настоящей находкой для соноцитолога. Джаред читал несколько монографий и полагал, что предыдущие исследователи не реализовали весь потенциал. Дженсен с удовольствием составил ему компанию, сам он намеревался прослушать несколько отложенных музыкальных альбомов и всласть отоспаться.

Оба супруга следовали своим планам, встречаясь по вечерам и проводя вместе страстные и жаркие ночи. Настолько пылкие, что с утра Джареду было совсем не просто сосредоточиться на маленьком синем эндемике, а Дженсену так и просто вылезти из постели. Все заботы и проблемы на время отступили, пока в безоблачную идиллию не вмешались сотрудники местной ксенологической лаборатории, сотрудничавшей с Меракской Академией. Глава лаборатории долго приглядывался к рослому коллеге, Джаред даже начал подозревать его в ксенофильских наклонностях, когда недоразумение разрешилось обескураживающим разговором.

— Профессор Падалеки, — подрагивая от волнения псевдощупальцами, начал глава лаборатории, — я и мои сотрудники с грустью заметили, что у вас до сих пор нет детей. Вы замечательно вегетативно-развитый представитель вашего вида. Мы все готовы оказать вам всю необходимую поддержку для подготовки к…

— К почкованию?! К почкованию?! — изумление сделало и без того большие глаза Дженсена еще больше. Джаред не удержался и поцеловал мужа в приоткрытые губы.

— Я отказался, — усмехнулся Джей мужу, — по сути, это почкование мало чем отличается от клонирования, которое ты, — еще один поцелуй, — так категорически отверг. А уж если бы ты знал откуда они предполагали отпочковывать наследника…

— Оттуда? — снова округлил глаза Дженсен. Он оттянул резинку штанов мужа и заглянул внутрь, потом подумал и погладил чуть было не пострадавшую часть тела.

— Представь себе, — Падалеки довольно зажмурился, подставляясь под ласку, и сладко вздохнул. — Сочли, что временная утрата такого незначительного по объему органа не сильно скажется на моем функционировании.

— Незначительного! — возмутился Эклз. К слову, та часть тела, о которой сейчас шла речь, от нежных прикосновений теперь изрядно увеличилась в размерах. Если бы эту метаморфозу могли наблюдать местные ксенологи, то, вероятно, переменили бы свое мнение.

— Они обещали вырастить потом новый взамен прежнего, — Джей толкнулся в ладонь мужа, — хоть целый пучок сразу.

— Пучок я не выдержу, — выдохнул ему в губы Дженсен, — да и рук не хватит.

На этом обсуждение почкования, как средства увеличения состава семьи, прекратилось и больше уже не возобновлялось ни в этот день, ни в какой другой. Ну, не тратить же время на глупости, в самом деле.



По возвращению из системы Гакрукса Падалеки и Эклза ждало сообщение из почти позабытого ими Земного медицинского репродуктологического центра.

— Уважаемые профессор Падалеки, профессор Эклз, — провозгласил смутно-знакомый мужчина. Весь вид его свидетельствовал об овладевшем им энтузиазме. — Я провел отдельное исследование и понял, что вы были абсолютно правы, отказавшись от нашего предыдущего предложения.

Ни Джаред, ни Дженсен отказа не помнили, потому что после стремительного бегства даже не помышляли наносить в медицинский центр повторный визит. Они весело переглянулись и продолжили просмотр письма.

— …в рамках знакомства с вашим случаем, я получил доступ к сайту Меракской Академии…

Дженсен застонал и прикрыл ладонью глаза:

— У меня десяток монографий! Больше сотни статей! Но никто! никто не добирается в моем профиле дальше фотографии!

Джаред ласково улыбнулся, даже не пытаясь спорить. Все, что сказал Дженсен, было абсолютной истиной. Эклз, кстати, не стеснялся пользоваться своей привлекательностью, когда добивался грантов на научную работу, ловко водя за нос доверчивых поклонников из деканата и многочисленных инопланетных научных ассоциаций.

— Профессору Эклзу ни в коем случае нельзя рисковать своим здоровьем… — соловьем разливался земной эскулап.

— Он тоже считает, что я только снизу.

— Ты всегда на высоте, — дипломатично не согласился Джаред.

— Мы с тобой бываем в этой позиции с одинаковой частотой, — хмыкнул уязвленный Дженсен.

— Ты хочешь, чтобы я кричал об этом на каждом углу? Мне не жалко, Дженс, но ты ведь не любишь делать личную жизнь достоянием общественности.

— Будто ты любишь, — ворчащий Эклз ловко оседлал колени мужа и принялся стаскивать с него майку.

Джаред поднял руки, а потом избавил Дженсена от рубашки. Он тоже не любил делиться. Особенно личным. Особенно Дженсеном.

Послание они досмотрели только на следующий день и им очень повезло, что сделали они это до завтрака, тошнить было нечем.

— Джей, что это?! — слабым от ужаса голосом переспросил Дженсен.

— Химера, — голос Джареда был мрачен и не предвещал ничего доброго руководителю медицинского центра. — Поверить не могу, что они до такого додумались.

— Химера? Больше похоже на херню.

— Химера — это животное, в чей геном внедрены участки чужих генов, — профессионал в Падалеки взял вверх над человеком, и он уже неплохо контролировал себя, — в этом существе человеческая матка и яичники.

— Чего?! Оно может беременеть?! — Дженсен снова побледнел.

— Оно может вынашивать, для этого его и создавали.

— Я не позволю запихивать моего ребенка в херню, даже если ребенок будет только эмбрионом.

— Я ему его предложение знаешь куда засуну? Возьму неделю за свой счет, а коллоквиум перенесу…

Никуда Джей не поехал и даже в комиссию по этике писать не стал. Дженсен сам ответил медику таким едким, скорее ядовитым, письмом, что тот, наверное, до сих пор вырывал остатки волос и рыдал от того, что расстроил своего кумира.

Джеи целый месяц не говорили о детях, да что там, они даже думать не могли о ребенке. Но время лечит, справилось оно и с моральной травмой профессоров.



После химеры все остальные способы продолжения рода казались этичными и эстетичными. Падалеки всерьез заинтересовался способом размножения разумных с самоназванием уругнек. Эти гуманоиды вынашивали детенышей в сумке на животе. Человек мог обзавестись такой же после небольшого хирургического вмешательства, да и гормональная коррекция была местной, а значит, более щадящей и менее разрушительной.

— Я думаю, нам это подходит, — Джаред все обдумал и был готов рискнуть.

Дженсен погладил загорелую кожу живота Падалеки, под которой явственно проступали кубики пресса, и с сомнением попросил:

— Может, не надо? Поищем другие способы…

— Какие, Дженс? Мы уже два года ищем. Сумка — оптимальное решение.

— Но на землянах технология еще не опробована.

— Ну и отлично, — отрезал Джей, — заодно послужу науке.

Дженсен перестал поглаживать живот, его рука угрожающе поползла ниже, а в следующий момент он уже предупреждающе сжал ту часть тела, на которую покушались почкователи с Гакрукса.

— Послужишь? Науке? А если с тобой что случится, меня наука по ночам обнимать будет? Или она будет таскать меня в спортивный зал? Я с наукой буду ссориться из-за кофе? С ней буду сексом заниматься?!

От волнения он стискивал пальцы все сильнее, и Падалеки капитулировал: нежно разжал сведенные пальцы, перехватил вторую ладонь. Потерся носом о сердитую складочку между бровей.

— Я понял, Дженсен, ты не готов мной рисковать. Но тобой я не готов рисковать тоже, — Эклз уронил руки, поверив в благоразумие супруга, и Джаред его обнял, мягко укачивая. — Но что тогда нам делать? Нам придется отказаться от надежды иметь нашего с тобой ребенка?

— Прости меня, Джей, я трус, — непонятно выдохнул в его шею муж, — Не надо ничего придумывать. Я снесу нам яйцо.

Вот так Джаред узнал, что Дженсен с Барсума.



В незапамятные времена на Земле жил мечтатель. За давностью лет и не установить: он писал истории и снимал их или же только писал, а снимали другие. В его историях приключения происходили на планете Барсум, и все населявшие Барсум человеческие расы размножались с помощью яиц. Так случилось, что одна из земных колоний оказалась населена поклонниками того самого мечтателя. Во время Изоляции (короткого регресса Земли и разрыва ее отношений с колониями) жители планеты назвали свою новую родину Барсумом и взялись за эксперименты. Вполне удачные эксперименты, заработавшие, тем не менее, барсумцам звание чудаков.

— Над нами все смеются. Ты не представляешь, чего я наслушался в колледже, — исповедовался мужу Дженсен, — у нас ведь каждый может снести яйцо: и женщина, и мужчина. А яйцекладущие их системы Васата регулярно присылают предложения по межвидовому скрещиванию.

Джаред обнял Эклза крепче. Пурпурным, покрытым волосатыми бородавками одноглазым и двуротым васатцам его муж не достанется никогда.

— Но яйцо… это же травмоопасно? — волновался Падалеки. — Я не могу тобой рисковать.

— Оно кожистое и небольшое. Твердеет потом, под воздействием воздуха. Но инкубаторы есть только на Барсуме. Мы никогда не экспортируем установки, так меньше вероятность, что кто-то из наших подвергнется нападению васатцев.

— А нам нужна предварительная подготовка? — Джаред заглянул в лицо мужа. — Или все происходит сразу?

— Ты осел, Падалеки? — трогательно покраснел Дженсен. — Это же и твой ребенок. Как я снесу яйцо, если ты не будешь заниматься со мной сексом?

— Я буду, — уверил его Джаред, и в знак готовности тут же стянул с себя и мужа мягкие домашние штаны. — Я буду заниматься с тобой любовью.

В тот раз у них и правда все случилось особенно нежно. И Дженсен сделал что-то, отчего Джаред проникал в него так глубоко, как никогда прежде, он почти кричал под ним от невыносимого наслаждения, а после сразу уснул.

Утром Падалеки достался ворчливый и придирчивый вариант мужа, но тот отнесся к этому с пониманием, Дженсен по натуре был человек сдержанный, и теперь он чувствовал неловкость от того, насколько открылся Джареду. Впрочем, была у Дженсена и вторая причина для беспокойства.

— Не хочу быть мамой.

— Ну и не надо, — Джаред помешивал в кастрюльке молочную кашу. — Будь папой. Мы оба можем быть папами.

— Ты не понимаешь, — лицо у Эклза стало одновременно и несчастным, и упрямым. — Это генетическое. Ребенок чувствует того, кто его выносил, и сразу называет его мамой.

— Придется потерпеть, это же недолго. Как только подрастет, мы ему объясним, что к чему, — философски заметил Джей.

— Но я не хочу быть мамой…

— Я помогу тебе это пережить.

Спокойное время растянулось на три месяца, по истечении которых Дженсен и Джаред посетили Барсум, где в специальной клинике Дженсен снес — родил? — небольшое кожистое яйцо.

Джареду показали колыбель его будущего сына через стекло. Он с изумлением и восторгом наблюдал, как плоский мешочек под влиянием воздуха стал расправляться, увеличиваться в размерах и, наконец, принял знакомую форму и довольно приличный размер. Дженсен сам отнес его в камеру инкубатора и вернулся к мужу. Они уточнили график посещений яйца и вернулись на работу. С тех пор Эклз навестил яйцо лишь однажды, а вот Падалеки не пропустил ни единого визита, исправно летая на Барсум каждые две недели.

Чем ближе становился срок вылупления ребенка, тем чаще повторялся разговор «я не хочу быть мамой». Джаред стоически это терпел, но когда пришел срок лететь за сыном, припас в дорогу пончики, и не зря.



Дженсен смотрел на ячейку с яйцом с любопытством. Раньше он видел вылупление только один раз, когда они всей семьей ходили в инкубатор за младшей сестренкой. Теперь же родителем предстояло стать ему самому, и Эклз смутно ощущал, что плохо подготовился к этой роли. Джаред нервничал не меньше, но скорее из-за необычности обстановки, он к отцовству подготовился серьезно, перечитал такую кучу книг, что вполне мог читать лекции по педиатрии.

Наконец на поверхности скорлупы показалась первая трещина. Джей дернулся было, чтобы помочь, но Эклз его удержал:

— Все должно произойти естественно. Не психуй, у него хватит сил, — при этом Дженсен так стиснул ладонь мужа, что продавил ногтями кожу чуть не до крови.

Сил малышу и правда хватило. Он сидел такой крохотный, но уже сильный в матовой вазе своего недавнего вместилища: копия маленького Дженсена, только волосы достались от второго отца. Счастливые родители любовались на смотревшего на них сына. Их над ним воркование было обычным, в таких случаях, лепетом: «Какой носик! Какие глазки! Такие миленькие пальчики! Элли! Не зови его Элли, это девчачье имя. Нашего сына зовут Эллиот!». Младенец недоуменно переводил взгляд с одного отца на другого, несколько раз взмахнул ручками, а потом скривил подковкой яркий ротик, позвал: «Ммам! Мама!» и потянулся к… Джареду.

— Наверное, это потому, что я часто навещал его, Эллиот запомнил мой голос? — не столько спрашивал, сколько объяснял себе Джей, профессиональный пунктик в нем был неистребим. Сын спал у него на руках, сжав в кулачках отцовскую футболку.

— Это ненадолго, — философски успокаивал Падалеки муж, — скоро он подрастет, и мы объясним ему, что ты тоже папа.

И все же сквозь невозмутимые нотки в голосе Дженсена его супругу чудилось облегчение. Джаред понимал — это просто игра воображения, ведь Дженсен Эклз был бесстрашным человеком, это понимал каждый, кто знал что именно профессор Эклз преподает в Меракской Академии: краткий курс Земных языков для не-лингвистов и углубленный курс «Вышивание крестиком как средство медитации и самопознания».


КОНЕЦ


@темы: рисунок, день четвёртый, авторский фик, Team Almost Human, R, J2-AU Fest 2017

Комментарии
2017-08-18 в 00:13 

У Билли есть хреновина
Среди тех, кто забыл о вздохе, я - та девочка в первом ряду... (с)
Ужасно жаль, что я так быстро читаю. Ужасно жаль, что текст такой короткий (мне 100 тыс. слов, и таблеток от жадности). Ужасно жаль, что я не могу прочитать это чудо еще раз. И еще раз. И еще. И жаль ,что тексты не размножаются, мне даже химера подойдет!
Офигительно прекрасно, спасибо-спасибо-спасибо!
Дорогой автор! Я надеюсь у вас еще много написанных текстов, и потом... потом... о, потом я прочту их все (и с грустью думаю, что наверное уже их все читала...). Это замечательная история, в каждой детали прекрасная как все рассветы на Земле, парочке соседних планет, и в той солнечной системе, да-да, той справа.
Дорогой артер! Дорогой, дорогой замечательный артер! :love: :red::white::inlove: Это у меня слова кончились, а эмоции остались. Ну и вот))
Спасибо огромное команде!

2017-08-18 в 01:09 

chiffa07
холодный душ, горячий душ, потом ненадолго повеситься и все как рукой снимет...
батюшки, какая прелесть:heart::heart::heart:
укаваилась от вашей истории
ну чудо же, а уж арты просто волшебные

спасибо вам :inlove::inlove::inlove:


Android client

2017-08-18 в 11:55 

_CoffeeCat_
по осколкам глобуса
:inlove::inlove::inlove::vo:

2017-08-18 в 12:14 

shinilissa
ЕХБСБИ!!! Нужно чаще улыбаться без причины! ^_^
КАКАЯ ПРЕЛЕСТЬ!!!!!
Барсум - это было внезапнохД
какие же влюбленные и счастливые. и ворчливые и совершенно чудесные.
история очень нежная получилась )
спасибо большое!!!!!!!!!!!

2017-08-18 в 13:51 

Очень нежная история. Надеюсь почитать еще что-нибудь :heart:

2017-08-18 в 16:14 

Sapphir
и пусть весь мир подождет
невероятная прелесть :inlove: Спасибо большое :heart:

2017-08-18 в 16:38 

Atana76
Какой милый и забавный рассказ!!!Спасибо большое всей команде! :inlove::inlove:

2017-08-18 в 17:10 

К.А.Н.
В борьбе между страхом и любовью всегда побеждает любовь...
Такая прелестная прелесть)). Спасибо! :squeeze::squeeze::squeeze:
История такая чудесная и настроение поднимающая)) :inlove::inlove::inlove:.
А арты и вовсе загляденье :hlop::hlop::hlop:.

2017-08-18 в 17:59 

Не буду оригинальной - какая прелесть😍, с удовольствием прочитала бы продолжение об этой парочке, вернее уже тройке😉

2017-08-18 в 19:56 

Только сказки
Все хорошо, не надо краше
Очень милый фик, спасибо большое.:) И очень-очень подходящие к нему по уровню очаровательности арты.:)

2017-08-18 в 20:50 

lady_demona
человек рождается свободным, но повсюду он в оковах…
Ыыы, прекрасно! :hlop::hlop:
Спасибо! :white:

2017-08-18 в 21:07 

Lady Tessa
Верю в чудеса
Team Almost Human, Нет слов ! Прелестная , очень милая история , и влюбленные Джеи , пытающиеся завести ребёнка ! :hlop: Спасибо !

2017-08-18 в 22:31 

dtany
люблю мир и Джеев
Замечательный и милый рассказ, картинки прелестны :heart:

2017-08-19 в 17:39 

reda_79
Люби меня меньше, но люби меня долго (с) Мы выбираем, нас выбирают (с)
Милота чистейшая и рассказ и арты:inlove:

2017-08-21 в 11:17 

Alushka*
...в мире нет ничего плохого или хорошего, все зависит от того, как смотреть на вещи...
Невероятно прекрасный текст и умилительные рисунки. Спасибо! :inlove:

2017-08-21 в 18:57 

DoktorHyde
Люблю Дженсена, который любит Джареда.
Чудесно прекрасный текст и милые арты!)) Спасибо автору:love:

2017-08-21 в 22:30 

Team Almost Human
Мы не хуже и не лучше — мы другие
У Билли есть хреновина, :lol: у автора смешно далеко не все, но приходите, я буду рада
chiffa07, да, два батюшки, а одного зовут мамой :lol:
_CoffeeCat_, :kiss:
shinilissa, Барсум был внезапен даже для автора :lol:
galiandra, :shy: ну, все моё на фесте вам вроде понравилось
Sapphir, :kiss: рада радовать
Atana76, развлекаемся вместе, ещё неделя впереди :kiss:
К.А.Н., :kiss: спасибо, чудеса как раз для Джеев ;)
tanitani, :lol: второй раз автор так не упирается
Только сказки, милота - наше все :kiss:
lady_demona, :gigi::kiss:
Lady Tessa, вы нашли отличные слова :kiss:
dtany, :kiss: спасибо
reda_79, и вам спасибо :kiss:
Alushka*, :kiss: :shy: спасибо (ваши истории тоже чудесные)
DoktorHyde, :kiss: спасибо большое

Некоторых из вас автор очень хочет расцеловать в нос, но не будет, чтобы не портить угадайку :lol:
автор

2017-08-21 в 23:21 

chiffa07
холодный душ, горячий душ, потом ненадолго повеситься и все как рукой снимет...
да, вы затейник, милый автор:lol::lol::lol:

2017-08-29 в 09:00 

Xlamushka
Бремя свободы осилит счастливый © Хелависа
chiffa07, автор любит иногда посмеяться :gigi:
:gh: спасибо всем, кто повеселился вместе со мной и, конечно, Ma_rim, за ее умилительные иллюстрации

2017-11-12 в 18:22 

lusay66
Xlamushka, Cпасибо! Артеру:heart::heart::heart::heart::heart:

   

AU-FEST

главная